Зеэв Элькин: Текст договора о ЗСТ между Украиной и Израилем будет готов для подписания к концу года

Эксклюзивное интервью министра по вопросам охраны окружающей среды государства Израиль, министра по делам Иерусалима и наследия Зеэва Элькина, возглавляющего с израильской стороны межправительственную комиссию развития международных связей между Украиной и Израилем.

Какая цель вашего визита в Украину?

В первую очередь это подготовка заседания межправительственной комиссии по развитию двусторонних связей между Украиной и Израилем. Заседания комиссии проходят, как правило, ежегодно. В этом году мы проводим его в Киеве 21-22 августа. Кроме заседания комиссии в Киеве будут встречи с президентом Украины Порошенко, премьер-министром Гройсманом, рядом министров правительства, парламентариями, комитетом по иностранным делам Рады и с парламентской группой дружбы "Украина-Израиль". Перед этим я традиционно посещаю регионы. В прошлый визит я был в Днепре и в Харькове, в этот – только в Харькове. В пятницу я встречался с мэром города Кернесом, во вторник – с губернатором Светличной.

Какие вопросы вы планируете обсуждать с премьером и с президентом?

Во-первых, естественно обсуждаются все вопросы двусторонних связей. Во время недавнего визита премьера Гройсмана в Израиль, который я сопровождал достаточно плотно, был поставлен целый ряд задач.

Например, на очень продвинутом этапе находится договор о зоне свободной торговли между Израилем и Украиной. У нас был совсем недавно (в конце июля – ИФ) очередной раунд переговоров. Мы думали, что уже выйдем на рамочное подписание, на парафирование договора. К сожалению, остался незакрытым целый ряд вопросов и мы не смогли выйти на рамочное подписание в рамках комиссии. Но, думаю, что до конца года текст договора будет завершен и подготовлен нашими странами уже к официальному подписанию. Если не в конце этого, то в начале следующего года.

Естественно, это даст очень сильный толчок развитию экономических отношений, потому что зона свободной торговли очень сильно облегчает все налоговые вопросы и делает гораздо более выгодным сотрудничество с финансовой точки зрения. Это - задача, которая была поставлена на встрече двух премьер-министров (Нетаньяху и Гройсмана - ИФ), которая была в мае этого года в Израиле.

Мы также обсуждали целый ряд более конкретных вопросов экономического сотрудничества в разных областях: в области сельского хозяйства, в области инновационных технологий.

Кроме того, идет диалог о сотрудничестве на международной арене, в Организации Объединенных Наций и других международных организациях. Израиль поддерживал Украину на выборах в Совет безопасности. Израиль баллотируется в Совет безопасности на 2018-2019-й год и рассчитывает на поддержку Украины. У нас есть договор о взаимной поддержке с Украиной.

Есть чувствительные для Израиля и для Украины вопросы, решение которых проходит через международные организации, - это тоже обсуждается. Обсуждается туристическое сотрудничество (сейчас очень большой поток туристов между странами), авиационное сотрудничество. Появилось очень много рейсов и, тем не менее, все равно есть нехватка. Мы обсуждаем увеличение количества рейсов, как некоторую поддержку туристического сотрудничества. В общем, у нас большой спектр вопросов для обсуждения.

Что стало камнем преткновения при подготовке соглашения о зоне свободной торговли?

Первый чувствительный момент - список товаров, на которые распространяется этот договор. Как всегда на подобного рода переговорах, у каждой стороны есть товары, которые она заинтересована включить в зону свободной торговли, а есть товары, включение которых проблематично из-за того, что есть поддержка местных производителей по той или иной статье. Переговоры – это попытка достичь некоторого компромисса, взаимного учета интересов по принципу "Пойдите мне навстречу тут, я пойду вам навстречу там". Как правило, такие переговоры всегда доходят до финальной точки, но требуют времени и попыток каждой стороны "перетянуть одеяло" чуть больше на свою сторону - это естественный процесс.

Второй чувствительный момент - вопрос включения услуг в договор. Мы в конечном счете пошли на предложение украинской стороны и согласились, чтобы ускорить подписание, вывести пока услуги за рамки первого варианта договора, а потом его расширить. Т.е. в договор войдет пункт о том, что через некоторое время после его подписания начнутся переговоры о его расширении на сферу услуг. Надо понимать, что в услуги входят и IT-технологии, поэтому это достаточно серьезный вопрос сотрудничества между нашими странами.

Есть еще один вопрос, который важен для Израиля. Украина сегодня – один из главных поставщиков пшеницы в Израиль и она просила гарантировать достаточно большие льготы в рамках зоны свободной торговли по поставкам пшеницы. В принципе Израиль был готов пойти навстречу, но просил гарантий продуктовой безопасности, т.е. гарантий поставок, независимо от того, что происходит в Украине. Это нетривиально, потому что есть правило, согласно которому в неурожайные годы в первую очередь продукт уходит на внутренний рынок и есть право нарушения международных обязательств на поставки. Мы ищем формулы, которые позволят Израилю быть уверенным, что он может рассчитывать в долгосрочной перспективе на украинские поставки зерна, а Украине - получить те льготы при поставке пшеницы, которые она просила в рамках этого договора. У нас уже есть понимание, какова должна быть модель в общих чертах, но о ее деталях пока договоренности нет.

Как изменился объем товарооборота между нашими странами и его структура за последние три года, с момента аннексии Крыма и начала войны на востоке Украины?

В долларовом исчислении товарооборот упал. Это естественно, потому что гривня очень сильно упала по отношению к доллару. В 2016 году совместный товарооборот был чуть больше, чем $750 млн. Для сравнения, например, в 2012-2013 годах это было больше чем $1,2млрд. Что касается структуры, я не вижу принципиальных изменений по статьям. Упала ценность товаров за счет падения гривни, это сильно уменьшило объем товарооборота. И в количественном отношении тоже, думаю, было определенное падение.

А как повлияли события в Украине на процесс репатриации?

Сначала поток вырос, сейчас он чуть-чуть уменьшился. Если перед началом этих событий Франция лидировала как источник репатриации в Израиль, то после Революции на Майдане и начала войны Украина заняла первое место как источник репатриации. Но в последний год на первом месте Россия. Вообще последние лет 5 эти три страны - Франция, Украина и Россия - ведущие по источнику репатриации, они занимают первые три места, меняясь между собой. На четвертом месте Соединенные Штаты.

Не усложняют ли украино-российские отношения, отношения между репатриантами из этих стран в Израиле?

Нет. Понятно, что у граждан Израиля, приехавших из Украины или из России, есть разные позиции по Крыму или конфликту на Востоке Украины и они, кстати, не всегда соответствуют тому, откуда человек приехал. Но вражды между общиной выходцев из Украины и общиной выходцев из России я не наблюдаю. Между ними достаточно тесное сотрудничество. Они, скорее, все вместе видят себя представителями еврейства бывшего СССР, которое представляет из себя отдельную, достаточно большую общину в Израиле, более миллиона человек (это достаточно много по израильским меркам), у которой достаточно серьезный голос и в политике, и в общественной жизни, и в экономике, и в науке, и в культурной жизни страны. Они воспринимают себя как две части единого целого.

Премьер Гройсман во время официального визита в Израиль пообещал, что правительство и он лично сделает все от них зависящее, чтобы израильские инвестиции в Украину были успешными. У вас есть информация, имели ли его слова эффект, кто-то из ваших соотечественников откликнулся на них?

В Украине есть израильские инвестиции. Они начались еще до визита премьер-министра и они продолжаются после него. Есть немало израильских бизнесменов, которые работают в Украине в разных направлениях.

Кстати, есть одно направление, настолько активно развиваемое в последние годы, что это заставляет даже немножко озаботиться о состоянии израильского рынка. Это IT- технологии. Есть очень активный процесс аутсорсинга израильских IT- кампаний в направлении Украины. Это началось в маленьких стартап-компаниях. Как известно, Израиль неслучайно называют startup nation. Сегодня он занимает одно из ведущих мест в мире не только по созданию новых стартапов на душу населения. По количественным показателям Израиль на втором месте в мире. Очень многие стартапы сотрудничают с Украиной: инвестируют здесь, чтобы часть процессов производства через аутсорсинг происходила на территории Украины, в том числе и в Харькове – это одно из самых популярных мест для аутсорсинга. Этот процесс настолько активно развивается, что сегодня его используют не только маленькие стартап-компании, но и средние и даже большие израильские IT-компании. Начинает возникать вопрос о состоянии израильского рынка. В принципе израильский рынок всегда характеризовался нехваткой рабочей силы - не было проблемы устроиться. Но в последнее время есть сигналы о том, что объем аутсорсинга столь высок, что у менее профессиональных программистов уже начинают возникать проблемы с поиском работы, поскольку очень большая часть технологического процесса ушла в Украину.

Что касается интенсификации израильских инвестиций в Украину, я думаю, прошло недостаточно времени, чтобы судить, об изменении их объема. Хочу только заметить, что есть определенная проблема: между нашими странами нет финансового протокола о правительственных гарантиях инвестиций. Это, естественно, осложняет решение инвесторов о вложении инвестиций.

Во время визита премьера Гройсмана в Израиль он поднимал еще одну чувствительную тему - признание Голодомора геноцидом украинского народа. Как вы оцениваете вероятность того, что Кнессет проголосует за это?

В Израиле есть традиция, что, вопросы, связанные с трактовкой тех или иных исторических событий, как правило, не выносятся на политическое решение. Максимум, они выносятся на обсуждение. Например, признание геноцида армянского народа. В Израиле эта тема обсуждалась несколько раз в парламенте, но ни разу не было принято какое-то декларативное решение, хотя практически во всех западных парламентах принимались декларативные решения по этому поводу. Израильский парламент считает, что вопросы прошлого должны решаться не политиками, а профессионалами, как часть профессионального дискурса.

Поэтому я не думаю, что будет принято какое-то декларативное решение по Голодомору, как и по другим тяжелым трагическим страницам в истории тех или иных народов, потому что это не соответствует нашей парламентской традиции. В нашей парламентской традиции как правило декларации подобного рода не принимаются.

Есть ли с вашей точки зрения перспективы в сотрудничестве Украины и Израиля в сфере ВПК?

Эта тема за рамками нашей комиссии, но могу сказать, что с украинской стороны были разного рода запросы. Поскольку речь идет о зоне конфликта, есть определенные ограничения. По принятым международным стандартам мы не продаем атакующее оружие в зону конфликта, в том числе и сюда. Там, где это возможно, с точки зрения тех принципов, по которым мы работаем, сотрудничество обсуждается. Сейчас, например, крупная израильская компания Elbit Systems участвует в тендере на радиосвязь. Израиль активно сотрудничает с Украиной во всем, что касается реабилитации и солдат, пострадавших во время боевых действий, и гражданского населения. У нас, к сожалению, огромный опыт в этой области. Это и медицинская помощь, и психологическая. Ваши пострадавшие приезжали к нам. Наши специалисты приезжают сюда, работают, обучают. Есть центр, который помогал освоить израильский опыт в этой области.

Научный и учебный обмен всегда был в числе перспективных направлений сотрудничества между Украиной и Израилем. Как сейчас обстоят дела?

Есть сотрудничество между целым рядом израильских и украинских университетов. Я сам пришел в политику из Иерусалимского университета. Еще до моего ухода в политику, у нас были совместные проекты с рядом украинских вузов, они продолжаются. Специалисты из Иерусалимского университета преподают в Киево-Могилянском университете, в Украинском католическом университете во Львове, приезжают в Харьковский национальный университет, Одесский университет с циклом лекций.

Есть сотрудничество в гуманитарной области, есть разного рода проекты в естественнонаучной области. Сейчас открылось очень перспективное направление сотрудничества, потому что Украина получила определенный статус в больших европейских проектах, а Израиль, как и Украина, является ассоциативным членом Евросоюза. Поэтому совместные израильско-украинские проекты могут участвовать в достаточно больших европейских фондах. Немало израильских ученых – сами выходцы из Украины, они сохранили здесь связи и рабочие контакты, и поэтому здесь есть достаточно большая перспектива. Совсем недавно украинский министр образования Лилия Гриневич приезжала в Израиль и посещала целый ряд вузов, чтобы посмотреть, как можно интенсифицировать наше сотрудничество. Мы с ней встречались в Израиле, будем встречаться и здесь, в Киеве. Это одна из тем, которые я буду обсуждать.

 

рубрика: 

Наши партнеры 

    Юлий Кошаровский история исхода