Встреча с Юлией Сегаль – скульптором и поэтом, состоится в Музее Шолом-Алейхема

Скульптор Юлия Сегаль родилась в 1938 в Харькове, Украина. В 1971 закончила Московский Государственный художественный институт им. Сурикова. Член Союза художников СССР. В 1994 репатриировалась в Израиль. Работы находятся в Русском музее, Третьяковской галерее, а также в частных собраниях России, Германии и США. Живёт и работает в знаменитой израильской деревне художников Санур.

Встреча с Юлией Сегаль – скульптором и поэтом, состоится 1 апреля в 18-00 в Музее Шолом-Алейхема.

Юлия Сегаль сумела дать положительный ответ на знаменитый вопрос поэта: “А вы ноктюрн сыграть смогли бы на флейте водосточных труб?” 
Вещь есть пространство, вне коего вещи нет (Иосиф Бродский).

Натюрморт Скульптура — телесное воплощение мест, которые, открывая каждый раз свою область и храня ее, собирают вокруг себя свободный простор, дающий вещам осуществляться в нем и человеку обитать среди вещей. Когда ребенка обучают чтению еврейских религиозных школах, ему дают лизнуть намазанный на алфавит мед. Это формирует особую сенсорную память, которая фиксирует эмоции и ощущения. Юля Сегаль не училась в еврейской школе.

 

Она обладает врожденным даром помнить чувствами. 

Такой вид памяти чрезвычайно активен — достаточно малейшего импульса, прикосновения, запаха, вкуса или даже просто взгляда на случайный предмет, чтобы пробудить в человеке бурю воспоминаний. Но вспоминаются при этом настроение, душевное волнение, различные переживания, которых в жизни человека гораздо больше, чем конкретных дат и событий. Передать, артикулировать, просто пересказать все это очень сложно. Для этого требуется масштаб романа, многомерность кино, тотальность инсталляции.

Тем не менее Юлии Сегаль удалось выразить все это посредством тех немногих инструментов, которые предоставляет фигуративная скульптура: материал, форма, объем, сюжет. Работы Сегаль, как правило, монохромны. Это серый цвет бетона, водосточных труб, старого асфальта. Оттого возникает почти тактильное ощущение, что объект как будто проступает сквозь стену. Неслучайно излюбленным форматом художницы становится рельеф. Рельеф — это неровность, шероховатость, выступ на поверхности (и неважно, горизонтальная эта поверхность или вертикальная). Его можно ощутить ладонями.

Скульптура Сегаль необычайно тактильна. Даже материал у нее всегда неровный, со множеством бугорков, шершавый, как мозолистая рука или как кирпичная стена. Это усиливает и без того огромное внутреннее давление, которое оказывает форма на материал. Кажется, что она вот-вот разорвет молекулярные связи и вырвется на свободу, оставив материю, как лягушачью кожу. Чувствуя это напряжение, Сегаль начинает делать разрезы в своих рельефах, прорубает в них окна и двери. Можно сказать, она создает в них свет. Рельеф приобретает объем, рождается новое пространство. Так возникают миры-воспоминания Юлии Сегаль. Они всегда небольшие, как будто мы выросли, а они нет. Поэтому в них можно заглядывать, можно взять в руки, поставить на стол. Каждая работа Сегаль — сама по себе вещь, или, точнее, Вещь.

Бодрийяр (Jean Baudrillard) писал: «Вещь — это то, о чем мы скорбим; она представляет нам нашу собственную смерть, но символически преодоленную самим фактом того, что мы ею владеем…»
Юлия Сегаль создает портреты- метонимии. Предметы вместо людей — старое пальто, инвалидное кресло, детский столик. Но ее объекты не антропоморфны (или, точнее, они антропоморфны настолько, насколько старая вещь повторяет фигуру хозяина). Сегаль воссоздает в деталях реальные вещи, тем самым как бы возвращая их себе из времени. Однако вещи эти чужие. И если своя вещь, как уже было сказано, позволяет хотя бы символически преодолеть смерть, то чужая, напротив, мучительно подчеркивает ее присутствие. Таким образом художница обнажает пустоту, которая образуется в пространстве и времени с уходом каждого человека. И в этой пустоте пронзительно звучит “Голос тонкой тишины”

Хаим Сокол.

ФБ

дата: 

Наши партнеры 

Юлий Кошаровский история исхода