С. Аржевитин: Колочава уже стала одним из излюбленнейших мест для тех, кто причастен к еврейской общине и к еврейской культуре

 

От редакции:

Мы с группой попали в Колочаву не случайно. Яркий плакат с надписью - "Колочава - село 10 музеев" притягивал давно. В этом году в августе наконец-то получилось туда добраться. Ехали мы из Русской Мокрой, где заканчивали нашу спортивную часть путешествия. Ехали больше трех часов, потому что дорога отсутствует в принципе – сплошные ямы и провалы. Как въехали в село - водитель разогнался на радостях - прям европейский автобан. Ровное гладкое полотно, ни одной ямки. До сих пор не знаю, как наш водитель не сбил ни одну мирно и свободно гуляющую корову, такую он включил скорость. 

Нас поселили на территории в колыбе лесорубов (где еще вас поселят прямо на территории музея?). Просыпаешься утром, выходишь – и перед тобой вся панорама села как на ладони. Красота необыкновенная.

А еще любовь колочавцев к своей родине, уважение к каждому, кто жил и работал здесь, вне зависимости от его национальности или политических убеждений. Экскурсоводы музея, уважающие и знающие свой край, свою историю, дело, которым они занимаются.

Нигде до этого мы не встречали такого трепетного отношения к каждой детали, к каждому историческому факту, к каждому экспонату. 

Сегодня в Украине много музеев под открытым небом, но ни в одном из них, кроме колочавского нет ничего, что бы рассказывало о еврейской культуре и быте. Как будто евреев и не было. Ни в Пирогово, ни в Переяславе, ни во Львове.

И все это создавал долгие годы Станислав Михайлович Аржевитин вместе со своими такими же «завзятыми» соратниками и одноклассниками. Такое впечатление, что все село (в нем проживает 8 тысяч человек) - это музей. 
И мы спросили у него: почему именно музей. Мог бы построить для себя дворец, купить дорогую яхту… А этот необыкновенный человек многие годы строит музеи, пишет книги, изучает архивы...
И вот что он нам рассказал.

Прослушайте эту запись. Когда-нибудь в нашей стране все будут думать и поступать так же. И мир вокруг изменится. Давайте в это верить!

 

Примечание: интервью записано по-украински, но мы в тексте приводим его в переводе на русский для наших друзей, которые очень любят Украину, но, волею судьбы, украинского не знают.

---------------------------------

Аржевитин Станислав Михайлович

Я родился в селе Колочава Межгорского района Закарпатской области.  Тридцать лет я уже проживаю здесь, в Киеве. Но моя Родина, конечно, это Закарпатье.

По профессии я банкир, и 35 лет уже работаю в банковской системе. 15 лет руководил Акционерным банком «Ажио». Почти уже двадцать лет  в руководстве Ассоциации украинских банков. Будучи депутатом Верховной Рады V и VI созыва, работал в Банковском комитете, занимал должность первого заместителя в Комитете по вопросам банковской и финансовой деятельности. Сейчас же я профессор кафедры банковского дела в Киевском национальном экономическом университете, доктор экономических наук. Некоторое время  работал заместителем министра, но всё же банковское дело — моя основная профессия.

Если говорить о моих увлечениях, о том, чем я занимаюсь в свободное время, чем я живу помимо семьи и основной профессии — это, конечно, малая родина, то село, тот край, где родился. Свою малую родину можно любить по-разному, и у меня есть свой взгляд на эту проблему, и сейчас я об этом расскажу. Кроме этого я уделял много времени возрождению украинского казачества и был заместителем гетмана Украинского казачества и был советником президента Украины Виктора Андреевича Ющенко по вопросам казачества. Долгое время был президентом Закарпатского землячества в городе Киеве. То есть формула моей жизни: 30% времени — семья, 30% — основная профессия, 30% —общественная деятельность, 10% — для спорта, для личных вещей.

Что касается любви к малой родине... Много кто говорит об этом, но мне кажется, что нужно демонстрировать свою любовь конкретными делами. Я поставил себе такое задание: возродить сокровищницу моего родного села, сохранить тот быт, ту историю, то, что за несколько веков сотворили колочавцы, мои односельчане. В результате у меня возникла идея создать 10 музеев, показать те события, которые происходили на территории села, в 20 памятниках и написать 10 книг. Первые два пункта я выполнил полностью, и теперь моё село — это село десяти музеев, двадцати памятников. Из десяти книг я написал три.  Две сейчас в процессе, ибо это делается в свободное от работы и семейных проблем время. Вот так я хотел продемонстрировать свою любовь к родному селу, односельчанам, друзьям.

Конечно, это невозможно бы было реализовать, если бы у меня не было 150 одноклассников, которые содействуют мне, помогают. Мы с детских лет вместе. Красили памятники, которые тогда были, восстанавливали минеральный источник Боркут. То есть такие благотворительные акции проводились, когда мы были ещё школьниками. Поэтому я всегда подчёркиваю, что именно благодаря им эти проекты могли реализоваться. Недостаточно иметь деньги, недостаточно иметь желание — важно иметь содействующую тебе команду.

Конечно, я начинал это всё делать, когда ещё не был человеком, могущим себе позволить потратить значительные средства на памятники или на музеи. Например, первую дорогу на кладбище я сделал ещё на переломе советской эпохи. Тысячу лет колочавцы взбирались на эту гору по камням: и зимой, и в дождь, когда это особо тяжело. Я наблюдал эту картину, и это меня мучило. И как только у меня появились кое-какие деньги, из частного бизнеса, я потратил их на эту маленькую асфальтированную дорожку, по которой теперь все колочавцы отправляются в последний путь. Когда я уже стал народным депутатом, и у меня появилось больше возможностей, я добился, чтобы в селе проложили 6 км асфальтированной дороги. Это пример того, что нужно опекаться не только геополитическими проблемами, но и не забывать о своей малой родине, заботиться о людях, с которыми ты вместе рос, учился и общаешься сейчас.

Возвращаясь к музейному наследию Колочавы, я хотел бы затронуть вопрос, который часто задают гости села: почему так много посвящено именно еврейской культуре, хотя сейчас в нашем селе нет ни одного еврея. В двух музеях из десяти широко представлена еврейская культура. Мы сохранили кладбище, мы сохранили могилы коэнов, мы даже поставили памятник шаббатнему гусю (не знаю, если ли такой ещё где в мире). Многие думают, что это просто памятник гусю, а на самом деле это культовая вещь, думаю, представителям еврейской общины даже не стоит объяснять.

Большой трагедией и нашего села, и всего Закарпатья было, что во время Второй мировой войны почти всё еврейское население было вывезено в рабочие лагеря, особенно, в концентрационные  лагеря. Точно известно, что из 500 жителей нашего села 350 погибло в концлагерях. Мы почтили их память, выгравировав все их фамилии на так называемой Колочавской меноре Холокоста.

Кажется, мы единственные на Закарпатье, кто восстановил сельскую синагогу. Есть у нас и отдельный дом, где воссоздан быт части еврейского населения. Конечно, есть корчма и небольшая гостиница. Мы называем это место «Голет в Колочаве», по творчеству чешского писателя Ивана Ольбрахта. Это компактное место проживания еврейской общины за пределами Палестины. Ольбрахт, который стал «нашим» в селе, поднимался на гору и видел внизу это еврейское поселение, и назвал его «голет».

Бужня (молитвенный дом). На стене -  портреты евреев, проживавших в Колочаве
 

Корчмарь за стойкой 

Колочава уже стала одним из излюбленнейших мест людей, причастных к еврейской общине, к еврейской культуре. К нам очень часто приезжают. В прошлом году из Нью-Йорка приезжала семья Вольфов, тринадцать человек, родители которых родились в Колочаве.

Стало уже традиционным празднование дней еврейской культуры. Кстати, в этом году 17 сентября уже в третий раз будет проводиться такое мероприятие. И мне кажется, что нам удаётся разрушить стереотип, что в Закарпатье не любят евреев. Это не совсем так. В 30-е гг. в Колочаве при 5 тыс. населения жило 500 евреев. То есть каждый десятый был евреем. Тогда же там в течение пяти лет жил и творил чешский писатель Иван Ольбрахт (настоящее имя Камил Земан), создал множество очерков, даже книги о жизни и быте еврейской общины в Колочаве.

Другая видная фигура — венгерский деятель Эдмунд Эган, который воссоздал политическую и экономическую жизнь еврейской общины в своих исследованиях, написал Меморандум об экономической жизни Верховины, известен своей Верховинской акцией. Между прочим, тоже еврей по происхождению.

И эти лица приезжали к нам в село, проводили исследования, потому что это наибольшее верховинское село по населению и наибольшее по численности еврейской общины. И именно их работа, их творчество на просторах нашего села натолкнули меня на мысли, на те экспозиции, что мы собрали. Так получалось, что у многих остались на чердаках эти вещи, мне приходилось их собирать и размещать на том историческом месте, где они были 100-150 лет назад. Мне кажется, нам удалось воссоздать ту атмосферу, ту жизнь и, главное, ту роль, которую сыграла еврейская община в развитии села.

Ни для кого не секрет, что образовательные процессы шли именно благодаря еврейской общине, которая обосновалась на Закарпатье в XVII-XVIII вв. До того на Закарпатье практически не было школ, особенно, государственных. Были единичные случаи церковно-приходских школ при больших религиозных общинах. Государственные же школы на Верховине, в горных районах Закарпатья, возникают активно только в середине XIX века, а то и в начале XX.

Согласно переписи 1920 года, проведённой пришедшими на данную территорию чехами, на тот момент в Колочаве было около 80 домов, и не было ни одного еврейского дома, где 80% обитателей не умели бы читать или считать. В русинских же, или украинских, семьях хорошо, если хоть кто-то знал грамоту: например, научился в армии.  Благодаря инициативам именно еврейской общины у нас в 1899 году появляется первая государственная венгерская (мадярская, как у нас говорят) школа: еврей Вольф отдал под строительство часть своей земли. Это здание и сейчас есть, и превращено в музей. Рядом стоит чешская школа, в которой учились и еврейские дети, и создана она была при содействии общины. Музей «Чешская школа» потому тоже представлен у нас благодаря усилиям еврейской общины.

Сохранившийся еврейский дом: см. на окна

Опять-таки благодаря активной позиции еврейской общины на Закарпатье родился кинофильм «Марійка-невірниця» по новеллам Ивана Ольбрахта, который также показывает её быт. В нём колочавцы играют самих себя: и русины, и евреи; жандармы, которые тогда там жили, тоже играют сами себя. И до сих пор этот фильм на разных ретроконкурсах занимает первые места именно потому, что воссоздан быт, и нет профессиональных актёров.

Я рассказал лишь о некоторых моментах прогрессивного влияния еврейской общины. Естественно, что в экспозициях наших музеев уделено много внимания именно еврейским быту, обычаям, общине. Мы и фестивали еврейской культуры проводим.

Мы возродили ещё одну тему, которая пока ещё исследуется, но некие подтверждения тому уже есть — видеозаписи воспоминаний колочавцев, собранные ужгородской организацией «Хэсэд Шпира». Речь идёт о том, что у нас в Колочаве был свой Бабий Яр. В 1939-44 гг., когда начался этот геноцид, через Колочаву множество еврейского населения убегало в Советский союз (тогда в Закарпатье была чешская власть). Было три тропы, по которым они убегали, чтобы не попасть в концлагеря, но в горах их встречали, расстреливали. Сосед рассказывал (он сейчас жив, ему 93 года), как он ходил в горы за молоком, а по склонам сплошь лежали евреи: кто прикрыт ветками, кто землёй присыпан. Запах стоял ужасный, но как в горах похоронишь…  А он тогда маленьким был, ничего не понимал. Надеюсь, когда-то мы почтим и эту страницу истории, потому что мы отметили уже тех евреев, кто родился и жил в Колочаве, а это совсем другая еврейская община, из низинных районов Закарпатья. Когда-нибудь мы поставим памятный знак, но сперва данный вопрос стоит тщательно исследовать.

Что касается моей деятельности совместно с поддерживающими меня одноклассниками (наша организация называется «Ажио» — Аржевитин и одноклассники)…

Наше село называют селом Примирения. У нас ухожены все захоронения: и чешские, и венгерские, и еврейские — у последних есть отдельное кладбище, я уже говорил об этом. Есть у нас и памятник Примирения, на основе памятника советскому воину, который есть в каждом селе. Так сложилось, что в семье братья могли воевать за разные армии: кто за чешскую, кто за венгерскую, кто за советскую, кто в УПА… Никто сознательно не хотел воевать за какую-либо сторону, просто так получилось. Вместе с ветеранами всех армий мы постановили, что будет правильно выгравировать имена всех воевавших и погибших вне зависимости от того, в какой армии они состояли, рядом с именами советских воинов — фамилии ведь те же самые! Десять лет назад на 9 мая мы впервые в истории Украины собрали у памятника всех, тогда ещё живых, ветеранов воевавших между собой армий: они плакали, просили прощения, выступали… И тогда мы решили распространить это по всей Украине, ибо это не только колочавцам нужно, такая позиция примирения важна для всей страны. Мы почтили всех независимо от того, какую они общину представляли, какой фронт, потому что человеческая память должна хранить все фрагменты истории. Считаю это наглядной демонстрацией для всей Украины, как должно быть.

Мемориал погибшим в Холокосте евреям Колочавы

Во всех мероприятиях, посвящённых еврейской культуре (кстати, у нас есть дни и чешской, и венгерской, и планируются дни румынской культуры, которая также немного представлена в Колочаве) принимает участие моя мама, она Праведник мира. В годы Второй мировой войны она жила здесь, под Киевом, в Кагарлыцком районе. Мои дед и бабушка укрывали в 1943 году еврейскую семью, которая убегала от тех страшных событий Бабьего Яра, и моя мама часто об этом рассказывала. Изначально, конечно, об этом умалчивали, но как это стало публично, дед и бабушка получили соответствующие удостоверения (посмертно), и мама тоже получила, будучи свидетелем этих событий. Потому она энтузиаст и полноценный участник всех наших мероприятий.

Такая любовь, такая позиция не зависит от того, кто ты, кто твои родители, какова твоя национальность. Я считаю, что Украина как многонациональная страна должна сберечь всё. У нас в селе жили и лемки, и бойки, и гуцулы, переплелись чешская, немецкая, румынская, венгерская, польская, еврейская культуры  — как можно занимать одну позицию, нужно сохранить всё. Мне кажется, это хорошая эстафета для будущих поколений. Только примирением, вовсе не руководствуясь крайне националистическими трактовками событий, мы должны строить демократическое общество, о котором так мечтает Украина. 

Изучая украинское национально-освободительное движение на Закарпатье, я обратил внимание, что у нас активную позицию занимали не только украинские националисты, но также и венгерские, и еврейские. Существовало более десятка организаций, которые воспитывали детей в своей культуре (в кружках, школах), получив от коммунистов клеймо буржуазных националистов. Наибольшее внимание было сосредоточено на организации «Джойнт», чьи филиалы будапештского и бухаресткого офисов действовали в Закарпатье. Конечно, эти организации были объявлены шпионскими (в пользу США и Англии), но зато сохранилось много материалов по ним, мы знаем имена участников и занимаемые ими должности. Это не является основным предметом моих исследований, но, тем не менее, я получил задание от ужгородского представительства «Джойнта» подготовить срез деятельности организации за 30 лет: за 20-50 е гг.

Подробнее о еврейской культуре в селе Колочава можно прочитать в газете-летописи «Нова Колочава». Этому посвящён отдельный выпуск. Найти его можно на сайте Kolochava.com. А тех же, кто хочет сам взглянуть на еврейский колорит, столь отличный от жизни бойков, лемков, гуцулов, приглашаю посетить наше село, музейный комплекс «Старе село», частью которого является упомянутый мною «Голет в Колочаве». Тем, кому не терпится увидеть это прямо сейчас, предлагаю зайти на наш сайт и выбрать 3D-экскурсию. У нас хорошие условия проживания для туристов; гостей поражает высокий уровень сохранности еврейской культуры, упорядоченное кладбище и, главное, отношение. Приглашаю всех увидеть воочию сохранённую культуру и толерантное отношение к еврейской общине на просторах нашего села, надеюсь, так скоро будет и на всём Закарпатье!

 

Беседовала: Е. Заславская
Фильм: А. Шевченко
Перевод на русский: Е. Панасевич
Фото: Е. Заславская

 

Air Max 95 20th Anniversary Flyknit

рубрика: