Русское национальное единство и спецслужбы: история сотрудничества

Вячеслав Лихачев

Активисты русского национального единства

...Роль РНЕ в обороне Дома советов неоднозначна. Существует предположение, что ельцинские спецслужбы специально вскормили нацистов для провокационной роли, которую те и сыграли осенью 1993 года. Запад лояльно отнесся к жестким мерам по подавлению парламентского мятежа во многом именно потому, что по телевидению постоянно показывали в качестве основного противника правительства боевиков со свастикой на рукаве. Сходным образом формировалось и общественное мнение внутри страны. То, что Ельцин якобы спасал страну от фашистской угрозы, заставляло закрыть глаза на методы подавления оппозиции. Очевидно, что поворот противостояния в силовое русло был выгоден именно президенту, и баркашовцы – сознательно или нет – сыграли на руку исполнительной власти. 

В дальнейшей истории РНЕ происходили события, роль в которых спецслужб более очевидна. Речь идет о скандале вокруг Алексея Веденкина и последующих событиях. 
В начале 1995 года А. Веденкин, называясь «заместителем Баркашова», дал от имени РНЕ интервью «Независимой газете», а 22 февраля выступил по телевидению. В эфире Веденкин позволил себе крайне экстремистские заявления, в частности, он обещал «после прихода к власти» лично застрелить депутатов-демократов Сергея Юшенкова и Сергея Ковалева. Веденкин сам называл себя «фашистом» и напирал на свое высокое положение в РНЕ. 
Скандал вокруг телевизионного интервью привел к аресту Веденкина, а в офисе РНЕ на Ильинке был произведен обыск – по официальному поводу «поиска оружия», из которого Веденкин собирался убивать правозащитников. РНЕ сразу же открестилось от собрата. Была даже проведена специальная пресс-конференция, на которой утверждалось, что Веденкин не только не занимал высокую должность в РНЕ, но и вообще не был соратником. Однако журналистами «Московского комсомольца» на пресс-конференции были предъявлены документы, свидетельствующие об обратном – что А. Веденкин не только был «полномочным представителем РНЕ», уполномоченным вести переговоры, но и руководителем Финансового департамента РНЕ. В ответ на это последовало заявление, что документы – подделка (благо у Алексея Ивановича в сфере подделки документов – большой опыт), и вообще «состоит ли Веденкин в партии или не состоит – это дело самой партии». http://eajc.org/data/RNE3(1).jpg
В действительности Веденкин, очевидно, был-таки близок к руководству РНЕ, хотя и не обязательно занимал те должности, которые себе приписывал. Об этом косвенно свидетельствует и тот факт, что после освобождения он быстро сошелся с другими бывшими баркашовцами – Александром Федоровым и Александром Денисовым. Об А. Денисове РНЕ вообще заявляло, что он никогда не был членом движения, мотивировав это тем, что так как он был судим, то не мог быть даже соратником, и уж тем более – руководителем Службы безопасности. Относительно Денисова руководство РНЕ явно врало. Александр Денисов входил в список отряда РНЕ из 102 человек, оборонявшего Белый дом. Сведения о том, что он был создателем Службы безопасности РНЕ, тоже вполне правдоподобны. 
Позже Баркашов признавался, что знал Веденкина с конца 1991 года. В 1992 году Веденкин раздавал в Верховном Совете газету РНЕ. Баркашов не отрицал также, что, возможно, он и давал Веденкину какую-нибудь бумагу, называющую его представителем РНЕ – «мы всем давали, и ему тоже дали». Объяснял лидер РНЕ это так: «Ко мне приходят люди и говорят: «Окажите моральную поддержку. Мы хотим выпускать газету». Ну, например. Я беру бумагу и пишу: «Такой-то является представителем РНЕ. Прошу оказывать ему помощь и поддержку». Ставлю подпись и печать. Это не правовой документ. Ни к чему никого не обязывает. Ни меня, ни того, кто захочет помогать. Получится? Хорошо. Не получится? Ну и что? Бумажка она и есть бумажка. Я таких бумажек выписал за последние пять лет несколько тысяч». 

В прессе 1993 года Веденкин упоминался в числе ближайших соратников Баркашова, покидавших здание вместе с вождем. Правдоподобие информации подтверждает то, что все, наряду с Веденкиным называвшиеся руководителями организации, действительно являлись таковыми. Однако после событий сентября-октября 1993 года Веденкин уже, по всей видимости, вел собственную игру. 
Позже выдвигалась интересная версия подоплеки скандала вокруг Веденкина. В своих выступлениях нацистский «финансовый гений», в частности, напирал на коммерческие успехи РНЕ в связи с внедрением системы автоматизированного управления аэроперевозками «Сирена-3». В 1995 Аэрофлот собирался ввести эту систему, разработанную в США, отчего пострадали бы отечественные разработчики. Они-то и обратились к нацистам с предложением финансовой помощи, если баркашовцам удастся дискредитировать заокеанскую систему. И весь смысл выступлений Веденкина сводился именно к этому. 
В начале 1999 года, на волне «антиберезовских» разоблачений, в прессе была озвучена и другая версия, связанная с «Сиреной-3». По этой версии, автором которой является журналист Алексей Челноков, Борис Березовский, бизнес которого в 1994 году переживал серьезный кризис, лихорадочно искал пути укрепления своего положения. При посредничестве Олега Сосковца и Александра Коржакова «олигарх» добился того, что совет директоров компании «Аэрофлот» решил назначить березовский «АвтоВАЗбанк» уполномоченным по ведению счетов и расчетов. Решение более чем сомнительное, т. к. подконтрольный Березовскому банк нес тогда убытки в 7,6 миллиарда рублей и имел просроченных долгов на 53 миллиарда. Однако полулегально взять под свой контроль финансы компании оказалось не так просто – на «Аэрофлоте» должна была быть внедрена новая автоматическая система «Сирена-3». Система, разработанная IBM, в частности, позволяла регулировать все информационные и финансовые потоки, делать их доступными для акционеров, чего, естественно, очень не хотел Борис Абрамович. 
Тогда, пользуясь личными связями, он решил инсценировать провокацию, использовав для этого честолюбивого Алексея Веденкина, с которым познакомился в приемной Коржакова. Операция была проведена блестяще. Стремясь замять скандал, IBM вышла из проекта. РНЕ якобы получило 48 миллионов рублей (от перепродажи переданных Веденкину акций МТК «Сирена») и раскрутку в СМИ, что в совокупности и сделало маргинальную, в общем-то, группу сильной и многочисленной. Правда, по более правдоподобным данным, Веденкин никогда не владел акциями «Сирены», и все его заявления о коммерческих успехах РНЕ не имели под собой никакого основания. 
http://eajc.org/data/Petrovich.jpgВскоре после скандала вокруг самозваного «заместителя Баркашова» произошло событие более серьезное и интересное. Вечером 3 апреля 1995 года в помещение штаб-квартиры РНЕ на Ильинке ворвались восемь неизвестных, вооруженных пистолетами и автоматами. Избив одного и заковав в наручники других соратников, присутствовавших в помещении, налетчики ворвались в кабинет Баркашова. Вождь РНЕ был сначала положен на пол, потом посажен в кресло. Налетчики задали Баркашову несколько странных вопросов типа «где сейчас Веденкин», потребовали извинений перед неграми, евреями и арабами, после чего два раза для острастки выстрелили из пистолета, ударили лидера РНЕ прикладом автомата и скрылись. Все происходившее снималось на видеокамеру. 
Баркашов сделал заявление для прессы, вкратце пересказал событие сотрудникам милиции – и странно замолк. Никакого шума вокруг инцидента РНЕ поднимать не стало, что противоречило обыкновению баркашовцев в каждом дорожно-транспортном происшествии видеть «террор, развязанный против национального движения». То, что, по словам Баркашова, нападавшие представились как бойцы еврейской антифашистской организации, проливает мало света на то, кем могла быть в реальности организована акция. Все возникавшие версии – Федеральная служба безопасности, Служба безопасности Президента, патриотические конкуренты, обиженные бывшие соратники или просто финансовые конкуренты – были одинаково умозрительны и рождали больше вопросов, чем разрешали. Нацисты неофициально заявили, что дают органам правопорядка неделю на то, чтобы найти налетчиков, после чего, дескать, займутся делом сами, и затихли. В последующий месяц следствие никак не продвинулось, а само РНЕ по этому поводу безмолвствовало. 
В мае 1995 года Русское Национальное Единство получило серьезный удар – после более чем месячного ожидания таинственные налетчики обнародовали видеозапись, сделанную во время погрома в офисе РНЕ. Трудно сказать, почему организаторы погрома так долго ждали. Возможно, предполагалось, что по своему обыкновению РНЕ создаст вокруг инцидента мифический ореол, и тогда-то и должна была обнаружиться пленка, но Баркашов оказался осторожнее и не сказал ничего лишнего. Поняв, что ждать дальше не имеет смысла, налетчики позаботились об обнародовании записи. 
Две пленки были анонимно переданы журналистам – Александру Хинштейну из газеты «Московский комсомолец» и Олегу Вакуловскому, известному своими передачами с участием Веденкина и Денисова. Вакуловский заявил, что демонстрировать пленку в эфире не может из соображений этики, и ограничился коротким ее пересказом, Хинштейн же оказался не столь щепетилен, и заявив, что «не видит ничего зазорного в том, чтобы опубликовать расшифровку этой записи», донес ее до читателей. 
На пленке было зафиксировано, как под воздействием угроз и ударов от налетчиков (назвавших себя, действительно, членами антифашистской организацией, хотя и без прилагательного «еврейская») фюрер РНЕ несколько раз просит прощения у евреев, негров и кавказцев и сообщает все требуемые от него сведения о Веденкине. Несмотря на то, что Баркашов пытался держаться с достоинством, сам факт подобных извинений не мог не сказаться отрицательно на авторитете Баркашова в патриотической среде. Извинения перед евреями легли пятном на образ бескомпромиссного и бесстрашного борца с сионизмом. 
Для установления структуры, к которой принадлежали нападавшие, пленка не давала никаких сведений. 
Впоследствии Алексей Веденкин в беседе с журналистом утверждал, что налет на офис РНЕ на Ильинке – дело рук его «ребят», однако, скорее всего он просто по своему обыкновению приписывал себе силу, которой не имел. Сопоставляя различные источники, в качестве непосредственных исполнителей «наезда» на штаб с известной долей уверенности можно назвать коржаковскую Службу безопасности Президента РФ.
Сам Баркашов оценивал налет и последующую публикацию расшифровки видеозаписи (которую, впрочем, он публично называл фальшивой) как «последнее звено в цепи провокаций». В интервью газете «Завтра» Баркашов сказал: «Эта провокация была совершена как раз с той целью, чтобы толкнуть нас на ответные действия вот такого экстремистского толка, заставить тратить нашу энергию на непродуктивную деятельность, на сведение счетов… А мы хотим участвовать в главном, оставаться на поле битвы за сознание людей. Конечно, большого труда стоит сдерживать людей». 
Интересную интерпретацию событий дает радикальный петербургский националист Юрий Беляев по кличке «Пирожок», председатель Национально-республиканской партии России (вернее, одного из двух ответвлений НРПР, образовавшихся после раскола партии). В интервью националистическому журналисту, носящему характерное название «Если вдруг ворвутся ко мне в офис и приставят автомат к голове, я не попрошу прощения у евреев», Ю. Беляев утверждал, что еще с 1992 года вокруг Баркашова, которому он лично доверял, крутились подозрительные личности из спецслужб. Если верить Беляеву, то когда он обратил на это внимание Баркашова, тот ответил: «Юра, я понимаю, вот сейчас эти спецслужбы начали давать деньги...». Беляев предупредил Баркашова, что спецслужбы нельзя пускать в структуры, что это погибель. «Я все знаю, все понимаю, – якобы ответил Баркашов, – но вот я хочу на их деньги подняться, создать мощные структуры, а потом свернуть им голову». Беляев же предрек Баркашову другой исход – он будет уничтожен политически и, возможно, физически, как только попытается это сделать. «С Баркашовым могут поступить так же, как поступили со мной (Беляев был расстрелян вместе со своими телохранителями. Сопровождавшие вождя охранники были убиты на месте, сам Беляев получил пять огнестрельных ранений, но выжил – В. Л.). Но если со мной поступили глупо, то с Сашей поступили гораздо умнее – его просто лишили того ореола, который он себе наработал». 
Сам Баркашов через три с половиной года в своем интервью Александру Проханову дал такое объяснение инциденту с налетом на штаб РНЕ: «В 1995 году Коржаков уже понял, что Ельцину хана, и стал самостоятельно планировать Лебедя на пост главы государства. Через посредников он предложил мне войти в некий альянс и создать некую организацию в духе Русского национального собора. Речь шла только об организации широкого диапазона с национальной идеологией. Я вступил в переговоры. Но когда был поставлен вопрос, что главенствовать в альянсе должен Лебедь, я всех посредников послал. Послал Веденкина, Рогозина. После этого через неделю мне передали слова Рогозина, что я об этом жестоко пожалею. Коржаков отреагировал сразу. Устроил налет на наш офис на Ильинке, где произвели обыск, изъяли документы. Еще через пару недель состоялся якобы бандитский налет. Я сразу понял, что это чекисты, и что раз сразу не убили, то убивать не будут, и согласился говорить то, что они хотели записать на пленку. Мы могли их замочить, но следом могли прийти с ордером и приписать нам сопротивление властям». 
Конечно, Баркашов по своему обыкновению старается преувеличить значимость и влиятельность РНЕ. По всей видимости, у Коржакова были какие-то игры с РНЕ, но когда Баркашов не вписался в предложенные правила, он был жестоко наказан. Впрочем, точно сказать сложно. http://eajc.org/data/gubarev.jpg
Если рассуждать в рамках этой версии, то все получается логично. «Выкованное» спецслужбами в каких-то своих целях движение (может быть, и для провокации, произошедшей в октябре 1993 года, когда выступление «фашистов» на стороне парламента в немалой степени помогло сформировать общественное мнение) пытается выйти из-под контроля, что вызывает ответные действия с целью его дискредитации. То, что действуют профессионалы, ясно хотя бы из того, как произошел налет на штаб-квартиру РНЕ. Некоторые намеки на видеозаписи «допроса» Баркашова позволяют и в Веденкине заподозрить агента-провокатора ФСБ. Налетчики резко оборвали Баркашова, как только тот упомянул «генерала Семенова» из ФСБ, руководящего Веденкиным. Генерал-майор Анатолий Семенов возглавлял тогда Управление по борьбе с терроризмом ФСБ. 
Логично предположить, что РНЕ как таковое было если не прямо инспирировано спецслужбами для провокационных целей, то раскручено ими. А к 1995 году РНЕ стало опасно набирать популярность и выходить из-под контроля, Баркашов «зарвался» и стал претендовать на самостоятельность. Для того, чтобы поставить его на место, спецслужбы устроили «цепь провокаций».
На взгляд автора, эта версия вполне правдоподобна. Сразу после «наезда» Баркашов устроил чистку рядов, выкинув из организации людей, связанных в своем прошлом со спецслужбами. Однако изменить ситуацию в корне уже не получилось. РНЕ, разорвав сотрудничество со своими влиятельными покровителями, обрекало себя на маргинальное существование. «Раскрутившаяся» за чужой счет организация еще какое-то время существовала в силу инерции и уже имеющейся популярности. Но ее конец был не за горами. Отсечение РНЕ от выборов в Государственную думу в 1999 году и последующий раскол был закономерным следствием изначальной ориентации организации на силовой приход к власти и опору на ненадежного союзника. Свой шанс стать влиятельной политической силой нацисты упустили, если вообще когда-то имели таковой. Баркашов надеялся использовать спецслужбы в своих целях. Реально получилось наоборот.

Из книги «Нацизм в России» (М.: РОО «Панорама», 2002). Полный текст книги см. здесь.

На иллюстрациях: боевик РНЕ в тренировочном лагере (вверху); Александр Баркашов во время налета на офис РНЕ (в середине); руководитель сепаратистов Донбасса, самопровозглашенный «народный губернатор» Донецкой области Павел Губарев (сидит слева) в форме РНЕ с соратниками (внизу).

Источник: http://eajc.org/

рубрика: 
рубрика: 
дата: 

Наши партнеры 

Юлий Кошаровский история исхода