Борис Финкельштейн. Бумеранг истории

 

Борис Финкельштейн, Киев

В октябре 2015 года, занимаясь поисками собственной родословной в Центральном Государственном историческом архиве Киева, я наткнулся на запись (в метрической книге от 1915 года о браке в Киеве), которая показалась мне интересной.

Слушатель коммерческого института, Селецкий мещанин Вольф Шлиомович Высоцкий  26 лет и фельдшерица Дора Евсеевна Бронштейн  21 год

Что-то подтолкнуло меня сделать эту выписку, дабы проверить свои предположения. Нынешние коммуникационные возможности позволили достаточно быстро найти подтверждение того, что в данной находке действительно обозначены бабушка и дедушка талантливейшего актера и поэта-барда Владимира Семеновича Высоцкого.

Естественно, что не лавры первооткрывателя заставили меня сделать эту выписку. Что-то мистическое направляет наши действия. В том числе и при архивном поиске. Просто за одной находкой (как в детективном романе) может потянуться целая цепочка открытий.

Многие исследователи, описывающие еврейские корни Владимира Высоцкого, ссылаются именно на эту на находку исследователя и историка еврейского Киева Михаила Кальницкого. Более того, из интернетовских источников следует, что найдены метрические записи: в Житомирском архиве — о рождении Житомирской мещанки Деборы Бронштейн, а в Белорусском архиве — о рождении Селецкого (Брестского уезда) мещанина Вольфа Высоцкого. Изданы различные книги воспоминаний родных Владимира Высоцкого, где фигурируют факты из жизни Вольфа Шлиомовича (в последующем Владимира Семеновича) Высоцкого и Доры Евсеевны (в последующем Ирины Алексеевны) Бронштейн. И именно один факт (в разных интерпретациях) переходит из одного издания в другое. Факт о некоей «разлучнице» этого семейства: «…То и дело у него возникали увлечения на стороне. Может быть, больше всего законную жену разозлил его роман с Эльгой Аренс — популярнейшей в то время в Киеве эстрадной певицей. И хотя в Москву супруги все же переехали вместе, этот брак был обречен. Владимир Семенович остался в Москве, где завел новую семью. А Ирадиада Евсеевна вернулась в Киев».

И удивительное обстоятельство: по интернетовским источникам начала «гулять» связка двух фотографий: 

cms-image-000001592.jpg

С объяснением снизу:
Дед поэта В. Высоцкий и актриса Эльга Аренс, оказавшаяся разлучницей семьи. Его внук — на обложке пластинки. Именно такое сочетание. Не фотография Вольфа и Доры (бабушки и дедушки), а, почему-то, фотография с «разлучницей». Но лицо спутницы Вольфа Высоцкого показалось мне до боли знакомым.
Впрочем, судите сами.

Портрет на стене

Именно этот портрет я хорошо знаю и помню с самого детства. Он неизменно занимал свое место на стене в квартире моего двоюродного деда Финкельштейна Иосифа Борисовича (изначально — Боруховича). На моей памяти семья дважды переезжала в пределах Киева. Но оба переезда сопровождались водружением портрета на самое почетное место в очередной гостиной комнате.

Детские вопросы «А кто эта тетя?» обычно мягко игнорировались. По прошествии времени мне станут понятны причины этого молчания. В более взрослом возрасте на все тот же вопрос последовало короткое: «Это Эльга Аренс!» И все. Семья хранила какую-то тайну, связанную с этой женщиной.

Мои родители, конечно же, были более информированы, но точно так же реагировали на мои вопросы по поводу этого портрета. Истина выцарапывалась по крохам.

Эта тайна совершенно диссонировала с образом жизни семьи и, собственно, с личностью моего двоюродного деда.

Балагур, душа компании, изумительный рассказчик. Как обмолвилась однажды моя мама: «В молодости дядя Иосиф был еще тот бонвиван. Тете Розе (его жене) с ним было очень непросто».

Финкельштейн Иосиф Борисович (20-е -30-е годы 20-го века)

Из рассказов о его юности до молодого поколения доходили некоторые факты биографии: участие рядовым в военных баталиях Первой мировой войны, выступление в цирке в качестве борца, личное знакомство с Иваном Поддубным; с начала Великой Отечественной войны — доброволец (в 46 лет), участник обороны Киева.

 

Впрочем, свой задор дед Иосиф (как его звали практически все внучатые племянники, так как своих внуков у него не было) сохранил практически до конца своей жизни длиной в 98 лет. В 93 года он еще ходил на каток, где мог «дать фору» многим молодым. В это же время «дед» являлся Почетным членом общества «Динамо», бесплатно (в компании кого-то из своих «внучатых») проходя на любой футбольный матч с участием любимой команды. До 95 лет каждую субботу (в отличие от героя известного фильма) посещал с компанией городскую баню, где парную «под Иосифа Борисовича» обходили стороной молодые завсегдатаи.

 

В 70-х годах, во время одного застолья по случаю юбилея «деда» Иосифа, зашел разговор о кумире молодежи Владимире Высоцком.

 

Одна фраза «деда» запомнилась всем.

«Знавал я одного Володьку Высоцкого. Задолго до войны перебрался в Москву. Может, родственник?»

 

Тогда никто (кроме, может быть, соответствующих органов) не исследовал еврейские корни Владимира Высоцкого, но короткая, едкая фраза «деда» почему-то запомнилась. Особенно — нюансами интонации.

 

Теперь, соединяя воспоминания с последующими находками, возникает предположение не только о сопернице-разлучнице, но и о сопернике, который, возможно, уберег другую семью от развода.

После смерти Иосифа Борисовича его дочь продолжала хранить молчание практически до своей смерти. Но незадолго до своей кончины в нескольких ее фразах удалось, в какой-то мере, приподнять «завесу».

«Эти его певички совершенно измотали маму».

«Сейчас говорят продюсер, продюсер. Папа столько времени «ухлопал» на Хельгу и Муру»

(Мура Наровская — популярная в довоенное время певица Ленинграда. Уехала туда из Киева)

«Всем помогал: Шульженко, Гурченко. Хоть бы вспомнили. Только Хельга и Мура остались друзьями»

Подтверждение ее словам я нашел уже после его смерти. В наследие мне достался старый альбом с фотографиями.

(Об одном успехе поиска и находок с «участием» данного альбома – в статье «История одного поиска», Сокращенная версия вышла в газ  «Хадашот», №3, 2015 г.)

Сохранились и подаренные лично деду и его семье фотографии Хельги Аренс, разные по времени и по надписям на обороте.

Иосифу

Моим дорогим неизменным друзьям от не менее дорогой и неизменной  Эльги Аренс. Киев, 12 ноября 1945 г.

 

 

И последняя, в какой-то мере соответствующая воспоминаниям Ирины Гончар из книги «Узник Сырецкого лагеря военнопленных Вл. Давыдов»:

«Что касается Эльги, фамилия у нее была Аренс. Бог его знает, кто был этот Аренс. Муж ее в то время был Аркадий Рост. Да-да, из семейства Ростов: артистов, писателей, фотографа и журналиста. А еще я с детства слышала, что Эльга «увела дедушку» у бабушки Володи Высоцкого. Но, думаю, это было давным-давно. Я знала  Эльгу уже оплывшей, морщинистой пожилой дамой. Ходила с родителями и бабушкой с дедом в Дом учителя на ее концерты в выборы. Аркадий, ее муж, был директором Дома учителя и подкидывал ей работу. Кстати, Дом учителя располагался тогда в здании на бывшей Думской площади, бывшем Дворянском собрании на месте Дома профсоюзов. Прекрасное здание внутри, с великолепным залом и мраморными лестницами…»

Вот такой вот бумеранг истории.

Но экскурс был бы не полным, если не представить фотографии (из того же альбома) другой, знаменитой в Ленинграде певицы Муры Наровской.

 

 

Мура Наровская в фотографиях и переписке с семьей И.Б.Финкельштейна

 

 

Мария Наровская. Я так любила Вас. старинный русский романс

ПРИЛОЖЕНИЕ.

История одного поиска - полная версия.

 

 

 

 

 

 

 

Air Jordan IX 9 Shoes