Зеев Ханин. Пророк в чужом отечестве? Израильтяне и «иерусалимская декларация» Дональда Трампа

Обещание Дональда Трампа, в тот момент – кандидата в президенты США от республиканской партии, в случае победы на выборах признать Иерусалим столицей Израиля и перенести туда посольство США, которое он сделал в выступлении на ежегодной конференции Американо-израильского комитета по связям с общественностью (AIPAC) в 2016 году, было в Израиле воспринято со сдержанным оптимизмом. Но – без преувеличенных ожиданий.

Предпринять подобный шаг обещали все президенты США, начиная с «демократа» Билла Клинтона, в первую каденцию которого, в 2005 году, Конгресс США, подавляющим большинством голосов в Палате представителей, и 93 голосами из 100 сенаторов принял закон 2005 года, обязывающий Госдеп США перенести в Иерусалим американское посольство. Потому пессимисты среди израильских «правых» и оптимисты среди местных «левых» как до, так и после победы на президентских выборах не исключали, что Трамп последует той же традиции. Этот прогноз, казалось бы, нашел подтверждение в июне этого года, когда на президентский стол Дональду Трампу впервые лег проект «вэйвера» на перенос американского посольства в Иерусалим – каковой хозяин Белого Дома тогда решил подписать. Израильтян тогда не очень впечатлило объяснение, что все дело лишь в выборе подходящего «тайминга», а не следовании по пути, накатанном предшественникам. И лишь в руководстве правящей коалиции, наряду с разочарованием, существовало и понимание, что на этот раз речь не идет о простой отговорке – и именно это мнение ключевые фигуры политического руководства озвучивали публично. 

Тем большим был восторг большинства израильтян, когда именно эта версия событий целиком оправдалась. Возникла, как замечают комментаторы, нетривиальная ситуация: рейтинг Трампа в самих США, несмотря на очевидные успехи в деле оживления деловой активности, снижения безработицы и проведении назревших финансово-экономических и гражданских реформ, остается достаточно низким. А вот в Израиле, согласно мониторингу общественного мнения, проводимому Институтом Смита по заказу газеты The Jerusalem Post, популярность американского президента после решения признать Иерусалим столицей Израиля и перенести туда посольство своей страны, растет, как на дрожжах.   

Первый опрос из этой серии, проведенный в январе 2017 года, сразу после того, как Трамп принял президентскую присягу, показал, что 79% опрошенных израильтян серьезно восприняли пред- и послевыборные обещания нового хозяина Овального кабинета, и полагали, что он будет лидером, более позитивно настроенным по отношению к Израилю, чем к палестинским арабам. Правда, этот уровень ожиданий, в свете озвученного Вашингтоном намерения вновь постараться реанимировать «мирный процесс», несколько снизился накануне первого, после избрания, визита Трампа в Израиль. Но его рейтинг стал вновь демонстрировать заметный рост (с 56 процентов в мае до 61% в июне 2017 года) после посещения Трампом столицы Израиля. Он стал первым действующим американским президентом, посетившим главную иудейскую святыню – т.н. Стену плача — Западную стену Храмовой горы в Иерусалиме и продемонстрировал убедившую большинство израильтян приверженность Вашингтона интересам и безопасности Израиля.   

Проведенный 13 декабря в рамках этого мониторинга уже четвертый, с момента прихода в Белый дом нынешней американской администрации, репрезентативный опрос населения страны в возрасте 18+, показал, что 76% респондентов считают Трампа «однозначно про-израильским» президентом (так считали 77% опрошенных евреев и 69% арабов); 14% полагают, что он настроен нейтрально, 8% не имели определённого мнения, и лишь 2% были уверены, что  Трамп скорее проводит, или будет проводить про-палестинский курс. Причем, такие настроения в обществе проявляются, что называется, «от стенки до стенки» — если, например, сравнить мнения избирателей оппозиционного левоцентристского блока «Сионистский лагерь», правоцентристского правящего Ликуда, и правого коалиционного списка «Еврейский дом», то существенной разницы в доле оценивающих Трампа как лидера, понимающего и поддерживающего Израиль, между ними не фиксировалось.

Эти результаты разительно отличаются от оценок израильтянами предшественника Трампа, Барака Обамы примерно на том же, что и Трамп, этапе его президентской карьеры, то есть, примерно через год после победы на выборах. Опрос, проведенный тогда тем же институтом по той же методике, показал, что доля израильтян, считавших президента Обаму настроенным более про-израильски, чем про-палестински, не выходила за рамки статистической ошибки (4%).

Надо признать, что такой негативный статус в глазах израильтян предшественник Трампа заслужил честным трудом. Уже в первые месяцы своего президентства Обама предпринял ряд шагов, которые были восприняты как демонстративная попытка дистанцироваться от еврейского государства, в качестве условия осуществления продвигаемой тогдашним хозяином Белого дома идеи «перезагрузки» отношений США с арабо-мусульманским миром. Включая такие ее элементы, как предоставление статуса легитимных партнеров «Братьям мусульманам» и иным «умеренным исламистам», готовность пойти навстречу ядерным амбициям иранских аятолл, а также требование к Израилю оплатить своими кардинальными уступками, в том числе на «палестинском треке», новое «прочтение» американских интересов на Ближнем Востоке. И прочие подобные шаги, которые, по мнению Иерусалима, были мало, если вообще совместимыми интересами региональной стабильности и национальной безопасности Израиля.

Именно с подачи команды Барака Обамы в целом второстепенная в контексте ближневосточного конфликта тема развития еврейских поселений Иудеи и Самарии была «раскручена» до уровня «фундаментального препятствия» арабо-израильского урегулирования. И во многом сформировала в Рамалле ошибочное впечатление о том, что палестинские арабы могут получить от Израиля все и сразу, почти ничего не давая взамен. Особенно, когда выяснилось, что «еврейскими поселениями на оккупированных палестинских территориях» администрация Обамы считает и еврейские кварталы Иерусалима, построенные в городе после Шестидневной войны. Возникший в итоге «иерусалимский» узел противоречий, во многом ставший символом всего комплекса «коренных вопросов» противостояния израильтян и палестинских арабов, приобрел характер проблемы, которую было почти невозможно распутать доступными дипломатическими средствами. А можно лишь разрубить – что и сделал нынешний президент США, объявив о признании его страной Иерусалима (без специфического коннотации его границ) столицей Государства Израиль.           

Отношение политического класса Израиля к долгожданному демаршу США  можно определить как «солидарно-положительное». Единственным в этом смысле диссонансом были заявления лидеров присутствующего в Кнессете Объединенного арабского списка, высказанные в стиле критики «человеконенавистника Дональде Трампе, который сегодня бросил горящую спичку на тело Ближнего Востока» — что в целом, было весьма близко комментариям в Газе и Рамалле. Свою долю критики озвучили и лидеры радикально-левой партии «Мерец», глава которой Захава Гальон представила «мнение меньшинства», склонного к «апокалиптическим» оценкам перспектив развития событий. Сторонники такой точки зрения полагают, что вследствие согласованного с правительством Израиля (и, по данным СМИ, главами государств саудовского блока) демарша Вашингтона, Израиль лишается последнего шанса вернуть палестинских арабов за стол переговоров, и наконец, договориться с ними о завершении конфликта. А в пакете с этим прогнозируют разгул исламистского экстремизма, теракты и новый виток регионального кризиса.

Однако в среде политиков, аналитическом сообществе, и иных кругах, причастных к принятию политических решений, доминирует все же иная точка зрения. Там полагают, что многолетний отказ «спонсоров мирного процесса» от признания политической реальности, как в случае со статусом Иерусалима в качестве столицы еврейского государства, не только проблематичен с исторической и моральной точки зрения, но и провоцирует арабов бесконечно выдвигать иррациональные, и заведомо неприемлемые для Израиля требования. Что не только не способствует мирному урегулированию, но напротив, скорее тормозит продуктивный дипломатический процесс.

Иллюстрацией к сказанному стали итоги упомянутого опроса Института Смита. Треть респондентов, были согласны с тем, что признание США Иерусалима столицей Израиля в нынешней ситуации повредит перспективам урегулирования конфликта Израиля и палестинских арабов. (Среди израильских арабов сторонников такой точки зрения закономерно было вдвое больше, чем в среднем по выборке).  Около четверти полагали, что этот шаг напротив внесет вклад в его решение (так думали половина избирателей блока «Еврейский дом», почти четверть избирателей Ликуда, и соответственно, 14 и 12% двух оппозиционных левоцентристских списков – «Еш Атид» и «Сионистский Лагерь»).  Однако, относительное большинство — 36% считали, что никакого влияния на перспективу урегулирования данный демарш не окажет, и еще 8% затруднились ответить.

Зеэв Ханин, профессор политических наук (Университет Ариэль)

Источник: cursorinfo.co.il

рубрика: 

Наши партнеры 

Юлий Кошаровский история исхода