ЭКСКЛЮЗИВ САЙТА ВААДА
Владимир Казарин. Единственное, во что можно верить – это единство гражданского общества

 

 
 

Студия "Лимонад" он-лайн

Программа работы студии включает проведение он-лайн лекций, презентаций, концертов и интервью.
Подключение к студии по ссылке.
Расписание по ссылке

Восток – дело тонкое

Когда 35 лет назад в фильме "Белое солнце пустыни" была впервые произнесена фраза "Восток – дело тонкое", мы сразу приняли ее на веру. И образ этого самого востока, а имелся ввиду (и по фильму) восток ближний, мусульманский, сложился у нашего поколения окончательно и бесповоротно. 

Вот так, это мои воспоминания о моих впечатлениях 35 летней давности. Потому что за последние двадцать три года ничто так не изменилось в моем сознании, как отношение к этой сентенции!

Восток – дело тонкое
А я тут как раз и живу.

Первый разбор предложения мне пришлось произвести очень быстро, не дожидаясь конца первого года жизни в Израиле. В то время я работал в частной фирме, в которой были заняты арабские рабочие. Большая часть их жила в Бейт-Лэхеме (Вифлееме), и мне приходилось часто отвозить их до шлагбаума на въезде на контролируемые территории или забирать утром на служебной машине. Мне все интересно, а тут такой народ рядом, такая удача, можно спокойно поговорить (в меру моего тогдашнего языкового уровня) с теми, кто воюет с нами уже около 100 лет.

Я задавал много вопросов об их отношении к террору, войне, мирному сосуществованию разных народов и вообще вел себя вполне в духе классового интернационализма, как и диктовало мне мое советское воспитание. И как приятно было слушать их правильные ответы, наполненные тем же самым смыслом и той же самой дружбой народов. Особенно мне нравился один паренек, он и говорил хорошо на иврите, и потому говорил много, больше других, и был просто достоин высшей отметки по "интернационализму", "классовой солидарности" и "мирному сосуществованию".

И я, конечно, (как тот любопытный слоненок из сказки Киплинга) спешил этим своим открытием поделиться со всеми своими новыми товарищами по работе. Один из них, звали его Узи, сказал мне: "А знаешь ли ты, мой дорогой, что на прошлой неделе этого твоего Мухаммада поймали в Бейт-Лэхеме за бросанием камней в проезжающие еврейские машины? И Майк (а это был наш хозяин и директор) ездил к пограничникам его выручать?" Я был в полном недоумении и тут же выслушал первое объяснение по теме.

– Ты для него кто? Ты начальник, ты хоть и не его работодатель, но от тебя тоже в его работе что-то зависит. Поэтому эти отношения к откровенности не ведут, тебе всегда будут говорить ровно то, что ты хочешь услышать. И они очень хорошо знают, что тебе будет приятно. 

Твой собеседник говорит тебе, только то, что тебе хотелось бы от него услышать.

Получив этот урок, мне оказалось намного легче понимать политические процессы Ближнего Востока. Вот приезжает к нам какой-нибудь политический деятель, лидер или министр европейской державы. Эти уважаемые люди привыкли, что даже в рамках дипломатического протокола собеседники не врут, если затрагивают тему, а лишь слега вуалируют свои мысли, следуя этикету. Посетив Рамаллу (нынешняя столица палестинской автономии) и возвращаясь в Иерусалим, они с воодушевлением сообщают израильскому руководству, что у нас есть надежный партнер для переговоров, что он полон стремлением к миру и лишь хотел бы доказательств ответного стремления израильской стороны.
Я не знаю в точности, как реагируют наши политики, но могу полагать, что по протоколу. За исключением, может быть, Авигдора Либермана, который в бытность свою министром иностранных дел, был и выглядел белой вороной дипломатического мира.

А я вспоминаю Мухаммада, и теперь уже ничему не удивляюсь.

*****

Другие уроки пошли гораздо легче и быстрее. Переговоры Израиля с лидерами Палестинской автономии о постоянном урегулировании чрезвычайно сложны. Они содержат несколько независимых направлений, таких как границы, проблемы безопасности Израиля, наличие палестинских беженцев, наличие израильского населения на контролируемых территориях, статус святых для каждой религии (или для обеих) мест. Отдельной проблемой является статус Иерусалима, аннексированного Израилем в 1967 году, а внутри Иерусалима статус старого города, наполненного святыми  местами для иудеев, мусульман и христиан и, кроме того, представляющего жемчужину туризма.

Казалось бы естественно, с точки зрения человека, воспитанного в западной ментальности, что в таком клубке взаимоотношений компромисс неизбежен. Ни одна сторона не сможет получить всего, что считает правильным. Ты уступаешь в одном, тебе уступают в другом, в результате находится компромисс, не удовлетворяющий ни одну из сторон, но решающий главную проблему, ради которой весь сыр-бор, так сказать.

Но это на Западе, а Восток – дело тонкое. Понятие компромисса отсутствует в восточной ментальности. Всегда и любыми средствами следует добиваться выполнения всех своих требований.

Тот, кто готов отказаться от части своих требований, рано или поздно откажется от всех.

Израильтяне готовы к компромиссу. Практически не осталось людей, которые думают, что можно в результате переговоров получить все, что хотелось бы. И эта готовность расценивается как слабость, надо только быть упорными, настойчивыми и можно будет получить все. Так думает значительное большинство населения и лидеры автономии.

Если мы хотим посчитать, сколько компромиссных предложений Лиги Наций, Британии (владелицы мандата на управление Палестиной), ООН и других организаций, комитетов и стран отвергли арабские представители, то в Википедии по этому адресу есть полная информация об этом.
Поэтому, кстати, никогда не заканчиваются конфликты между арабскими семьями и кланами, как в Израиле, так и на контролируемых территориях, а также между арабскими странами. Их требования обычно противоречивы, и согласовать их невозможно.

На востоке есть парочка интересных понятий: одно из них "худна", которое на другие языки переводится как "перемирие" (употребляется в отношениях между странами или организациями). Но это не совсем так, это перемирие, которое временно и для сторон не обязательно по определению. Оно может быть нарушено любой стороной без объявлений и объяснений. Иная его трактовка не носит восточного характера. Последите за историей, например ирано-иракского конфликта. Сколько договоров, сколько, на первый взгляд  компромиссных соглашений было заключено, и они всегда денонсировались при первых признаках слабости противника.

Другим понятием является "сульха" – замирение (употребляется в отношениях между людьми). Но и это не совсем так: на западе, когда люди мирятся, предмет их спора исчерпан в процессе примирения. Но восток – дело тонкое, сульха не предполагает решения проблемы спора, а лишь прекращение открытого конфликта, относительно которого стороны согласились, что он вреден для обоих.
Компромисса-то, как понятия, нет.

 *******

Израиль сильная держава в военном отношении. Ее армия хорошо обучена и вооружена. Она получает самое современное вооружение от США и добавляет к нему множество таких технологических новинок, которым нет аналогов в мире. Правила службы в запасе позволяют при малочисленном населении в экстренных случаях в считанные часы многократно увеличить вооруженные силы за счет тренированного контингента. Ни одна страна в нашем регионе или террористическая организация (Хамас или Хизбалла) не способны противостоять такой армии.

Подавить ракетные установки террористических организаций, сравнять с землей склады с оружием, уничтожить не только инфраструктуру террора, но и самих террористов, проблемы не представляет. Правда погибнет какое-то количество (скорей всего не маленькое) граждан, террористами не являющихся, тех которых  называют "мирные граждане".

На развалинах атакованных территорий воцариться хаос, который принесет множество бед тем, кто уцелеет.

Мешало ли это когда-нибудь какой-либо стране или группировке на Востоке? Ответ однозначный: нет, никогда. Что такое на Востоке действовать с позиции силы? Если таковая есть, то нет никакой необходимости в иных средствах убеждения. Против лома нет приема, как гласит известная русская пословица.  

Сила должна применяться каждый раз, когда в этом есть необходимость.
Если ты ее не применяешь, значит, либо ее нет, либо есть другая сила, которая препятствует этому.

А в дополнение к этому: нет, и не может быть такого понятия, как ограничения на войне.

Никакие ограничения не мешали Ираку и Ирану уничтожить порядка миллиона человек в войнах между ними, при этом применяя все доступные им средства уничтожения, включая химическое оружие. Это не мешало в Иордании при подавлении восстания ООП в 1970 году. Никакие ограничения не мешают сегодня ни одной из сторон в Сирии, где уже погибло более ста тысяч человек. Ничто не ограничивает Хамас в намеренном обстреле жилых домов южных израильских городов.

В какой-то момент в арабской среде активно распространялось убеждение о том, что "Израиль это колосс на глиняных ногах" или "Бумажный тигр", ну что-то в этом роде. А на самом деле он, Израиль, панически боится интифады (народного восстания), бросания камней, террористов смертников, ракетных обстрелов юга страны и вообще, всякого нарушения его нормальной жизни. В Ливане, Хизбалла также приняла тезис, что угроза ракетного обстрела остановит Израиль. То есть на востоке бытовало мнение, что на самом деле силы нет, что Израиль это аморфное государство европейского типа, не способное к военным действиям, связанным с нарушением нормальной жизни и большими жертвами гражданского населения.

После ряда операций в Газе и второй ливанской войны, мнение изменилось. Сегодня на палестинской улице считают, что основная причина, по которой Израиль не применяет имеющуюся у него военную силу тотально (так как это делается на востоке) это наличие третьей силы, которой он, Израиль, боится. И такой сдерживающей силой являются европейские страны и США, к мнению которых и следует апеллировать, поставляя им необходимый материал. Эта атака названа в прессе "делигитимацией Израиля". Представить, что есть моральные обязательства перед, непосредственно не участвующим в конфликте, населением, и что именно они и являются основной сдерживающей силой, на востоке не могут. Здесь нет никаких моральных обязательств перед мирными жителями  в процессе войны, здесь не понимают, почему израильская армия посылает СМС жителям Газы перед атакой.

Вот еще один, совсем свежий пример: массовые изнасилования в Сирии, как солдатами правительственных войск, так и повстанцами. И, даже, в лагерях сирийских беженцев на турецкой и иорданской территориях зафиксированы такие случаи. Ведь приютившие беженцев страны тоже восточные, а на востоке свои правила игры. Например, такое.

 

Нет никаких причин считаться с теми, кто слабее тебя.

******

Иерархические структуры есть необходимый элемент современного общества. Есть они и у нас, в странах, так называемого, первого мира, на Западе. Но применение их ограничено местом работы, в какой-то степени политикой. В остальном человек западного образа жизни свободен и участвует во множестве отношений построенных на принципе равенства.

Давно нет иерархии в семье, даже понятие "глава семьи" исчезает из лексикона, нет иерархии во множестве структур систем образования, общественных групп, организаций некоммерческого характера. Наконец, принципиально нет никакой иерархии в Сети, продукта творчества западной цивилизации. И мой сайт, и сайт Яира Лапида, министра финансов Израиля, равноправны. Они наверняка отличаются популярностью, но это не иерархия.

Но восток – дело тонкое, и ошибиться тут нельзя. На востоке иерархия выстраивается естественно и в любом обществе, и любой организации. И, конечно, в семье: есть отец – непреложный глава семьи, есть мать, постепенно уступающая свою вторую позицию взрослым сыновьям, есть дочери, ни в каком возрасте не поднимающиеся в иерархии выше своих братьев. Немало братьев отправились в израильские тюрьмы за "наказание" своих сестер, совершивших оскорбление семьи, выразившееся в самостоятельном выборе своих партнеров.  Есть иерархия клана, иерархия есть в каждой арабской деревне, везде.

Не существует равных отношений, нигде - ни в семье, ни в обществе, ни между государствами. Всегда есть четкая иерархия.

Особенно интересно наблюдать это в межгосударственных отношениях. ООН, в которую входят все государства планеты, имеет слабую иерархичность: постоянные члены Совета безопасности – высшая каста, все остальные формально равны. На востоке это неприемлемо, и иерархию в межгосударственных отношениях приходиться устанавливать, если можно так сказать, де факто. Поэтому столь редки взаимные визиты государственных деятелей на востоке, в отсутствии формальной иерархии бывает крайне трудно решить, кто и к кому поедет первым. Встречи обычно происходят на форумах, где этот вопрос не возникает. А стол – круглый.

Израиль не только в этой ситуации, но и во всех других, выглядит как неадекватная ближневосточная сущность. Наши лидеры, министры и политики едут в любую ближневосточную страну, если это требуется в интересах государства, не требуя взаимности. Этот факт до сих пор вызывает пренебрежительную реакцию принимающей стороны, по протоколу скрываемую, но проявляющуюся в прессе.

 *****

К этому правилу примыкает другое. Об уважении. Уважение должно не только оказываться в соответствии с твоим местом в иерархии, оно всегда есть индикатор твоего истинного положения в глазах оппонента. Цветистость и преувеличенность в речах, если вслушаться, имеет свои градации.

Вообще напыщенность есть основная фактура Ближнего востока.

А ботинок, полученный Бушем, был указанием на высшую степень национального пренебрежения, ботинок - это не камень, у обуви на востоке есть своя выраженная функция, связанная с пренебрежением.
Наш заместитель министра иностранных дел Дани Аялон пару лет назад поиграл в этот ближневосточный балаган, усадив посла Турции на диван, более низкий, чем кресло, в котором сидел он сам.

В то время в Турции была развернута жуткая антисемитская компания, по государственным каналам телевидения демонстрировался турецкий сериал, основанный на лжи и поклепах на израильтян и солдат армии обороны Израиля. Нечто вроде "кровавого навета". Причиной вызова посла был протест Израиля против этих демонстраций. Зам. министра хорошо знал, что делает, когда разрешил фотосьемку с публикацией.

Этот снимок мог стать началом конца дипломатических отношений с любой ближневосточной страной. Но Израиль, эта неадекватная сущность Ближнего востока, не принимает во внимание местные правила игры, а руководствуется исключительно своими интересами. Министр иностранных дел принес извинения, ибо разрыв дипломатических отношений с Турцией не выгоден Израилю. Но этого, по восточным меркам, было не достаточно, и турецкая "Мармара" была их ответом на это унижение.

Турция - член НАТО и страна, хоть и безуспешно, но ожидающая приема в  Европейское сообщество.  По турецкой классификации Израиль стоит рангом ниже в иерархии, так сказать, младший партнер в отношениях. Поэтому любые его действия, в том числе критика антисемитского телесериала на правительственном уровне уже есть проявления неуважения. А уж низкий диванчик, это все равно что ботинок в лицо!

Уважение есть понятие абсолютное. Оно должно проявляться должным образом и в строгом соответствии с иерархией. Его не адекватное выражение  считается  оскорблением.

Свою позицию, ее силу и важность, следует подчеркивать при каждом удобном случае. Слабость позиции противника, прежде всего, относительно моей собственной, следует также подчеркивать при каждом удобном случае.

Недавно Израиль принес извинения также за гибель людей на "Мармаре", считая это оперативной ошибкой при задержании. Реальная ситуация, по справедливости, этого, безусловно, не требовала. Турецкий премьер-министр и его министр иностранных дел празднуют большую победу: они утвердили свое место в иерархии, заставив младшего партнера вести себя в соответствии с рангом. Мы услышали по этому поводу множество ближневосточных текстов, восхваляющих силу и важность Турции, характер и мудрость ее руководителей, и слабость Израиля, конечно.

У нас не все согласны с этим поступком. Основной довод: в нем больше вреда (для морали солдат), чем пользы (для действий политиков). Были даже опросы, показавшие, что против больше половины населения. Но наша страна действительно неадекватная сущность на Ближнем востоке, она делает то, что считает нужным и выгодным для себя, а не то, что диктуют нам правила поведения нашего региона.

*****

Любая ложь и любое искажение информации у нас на востоке в принципе допустимо. Между событием и его описанием нет прямой связи. По существу, любая точка зрения является всего лишь точкой зрения, столь же допустимой, как и любая другая.

Истину знает один Аллах. Всем остальным, в лучшем случае, известна лишь ее часть. Твоя точка зрения всегда должна быть выгодна тебе.

Мы слышим  и видим по телевидению на арабских каналах такой бред, по сравнению с которым утверждение сталинского суда в тридцатых годах прошлого века о том, что подсудимые рыли туннель из Москвы в Лондон, выглядит как невинная шутка. Целью этих утверждений является  желание возбудить европейское сознание на осуждение нашей страны. Такое осуждение и есть та самая сила (по мнению арабов) что препятствует применению адекватной силы Израилем, а стало быть, существенно ослабляет его. И даже тогда, когда некий независимый орган, например французский суд, постановляет, что данная информация не основана на фактах и является клеветой, это не меняет отношение к ней на арабской улице. Мнение суда есть всего лишь еще одно мнение. Истину знает один Аллах.

Примеров так много, что жаль загружать ими статью. Ими переполнен интернет, телевизионные каналы, арабские газеты (не только арабские, но те, что получают информацию от своих арабских корреспондентов). Приведу самый смешной. Одно время арабские источники нам сообщали, что "израильские солдаты насилуют арабских женщин". Потом эта информация (по-видимому, не вызвавшая энтузиазма европейцев) была заменена на другую: "израильские солдаты не насилуют арабских женщин, потому что брезгуют". Так сказать – апартеид, расизм и сплошная не политкорректность. А вот сирийские солдаты насилуют, потому что они не расисты.

Да, воистину восток – дело тонкое.

Сергей Либертэ
http://www.liberte.co.il

Иерусалим, апрель 2013

Jordan Extra Fly

рубрика: 
дата: