Виталий Черноиваненко: Исследование еврейской истории Украины должно быть сопряжено с межнациональным украинско-еврейским диалогом

Виталий Черноиваненко – президент Украинской ассоциации иудаики

 

– Виталий, Вы создали Украинскую ассоциацию иудаики. Расскажите, пожалуйста: с какой целью, какие её программы, перспективы и вообще, зачем это нужно сегодня в Украине?

– В прошлом, 2015, году мы создали с несколькими коллегами Украинскую ассоциацию иудаики. Увы, за все годы независимости не была создана структура, которая координировала бы разные усилия по созданию и развитию различных проектов по иудаике в нашей стране. Иудаика развивается уже долго. Когда Украина обрела независимость, начали создаваться первые программы. И поскольку некоторые такие программы достаточно разрознены, не коммуницируют активно между собой, не проводят каких-то общих академических мероприятий, не занимаются общими проектами, мы решили создать некоторую организацию, которая станет «крышей» для разных программ, разных проектов, разных организаций, связанных с академической иудаикой, для того, чтобы вместе развивать эту сферу в Украине. Своей целью мы ставим издание журналов, проведение конференций, семинаров, помощь отдельным исследователям в реализации их интересных и перспективных проектов и так далее.

– Кто вам в этом помогает и кто такие «мы»?

– «Мы» – это, собственно, Украинская ассоциация иудаики, в которую уже вошли некоторые исследователи, и мы продолжаем принимать в свои ряды людей, которые занимаются академической иудаикой, у которых это основной научный интерес или «один из». Например, которые занимаются украинской историей, но которых интересуют определённые еврейские аспекты, которые являются частью их тем. Например, если речь идёт о Второй мировой войне.

То есть в очень разные периоды евреи являлись неотъемлемой частью украинской истории и, к сожалению, очень долгие годы еврейская (да и любая национальная, кроме украинской) составляющая истории пренебрегалась. И до сих пор существует такая проблема, хотя уже и имела место дискуссия о включении других национальных нарративов в украинскую историю, в украинский общий национальный нарратив.

Тем не менее, до сих пор больших результатов достигнуто не было, и в украинских школьных учебниках, увы, эти темы, эти аспекты представлены очень слабо. То есть выглядит так, будто история Украины – история украинского народа, этноса, хотя это в корне неверно и не отвечает современным представлениям об истории, о том, как пишется история, о том, как история должна преподаваться в тех же школах, потому что у такого преподавания есть своя цель и определённая воспитательная цель. И для того, чтобы как-то эту лакуну заполнить, эту проблему решить, целью Украинской ассоциации иудаики является, в том числе некий промоушн еврейской истории в украинской академической среде для того, чтобы донести, что еврейская история так же важна, она так же является важной частью украинской истории, и для того, чтобы её включили в школьные учебники и больше внимания уделяли еврейским аспектам истории в нашей отечественной науке. Для этого Украинская ассоциация иудаики готова всячески помогать, всячески содействовать учёным, учителям.

– Есть ли у вас уже сегодня какие-то конкретные связи с еврейскими школами, с обычными школами, с учителями истории, с преподавателями истории в университетах? Или это только в будущем?

– Это в будущем, и я надеюсь, что это осуществится, поскольку ассоциация молодая и академическая и, в первую очередь, направленная на исследования, на науку. Когда появится уже много исследований по еврейской истории Украины, тогда можно будет говорить о том, чтобы результаты этих исследований были учтены в тех же школьных учебниках истории. Нельзя взять и написать учебник на голом месте, не имея исследований.

– Развитие общинной еврейской жизни началось в конце 80-х гг. очень бурно. И всё это сопровождалось огромным количеством русскоязычных изданий, в том числе и исследований, в частности, исследований Холокоста. Там огромное количество томов, написано очень много. Чем то, чем вы сейчас занимаетесь, отличается от того, что уже издано?

– Вы точно подметили, что очень много было написано по Холокосту. И это хорошо, что тема развивается, что много работ выходит по Холокосту – и в мире, и у нас. В Украине существует центр, который уже много лет занимается изучением Холокоста, даже несколько центров: в Киеве, в Днепропетровске. В то же время следует сказать, что многие другие важные темы не получили своего отображения в украинской науке. Если речь идёт о средневековой и раннемодерной истории, XIX веке, о многих аспектах XX века, помимо Холокоста – здесь существует очень большая лакуна, которую необходимо заполнить.

– Что это за темы?

– Например, речь идёт о еврейском аспекте истории Украины во время восстания Хмельницкого. Существуют труды на эту тему, но украинских работ очень мало, особенно за XX век. Что я хотел подчеркнуть: исследование еврейской истории Украины должно быть сопряжено с межнациональным украинско-еврейским диалогом. Исследования должны стать как подспорьем для учебников, так и фундаментом для построения межнациональных отношений, которые очевидно, что в начале XXI века и в независимой Украине необходимо вывести на качественно новый уровень. И поэтому существуют некие проблемные исторические вопросы, связанные с тем же Восстанием Хмельницкого, Украинской революцией, Второй мировой войной, где вопросы коллаборационизма и так далее. Нужно найти ответы на эти вопросы. Поэтому мы пытаемся активизировать научные поиски именно по этим темам, в этих направлениях. Холокост, конечно, в том числе. Но для того, чтобы создать более-менее цельное представление, цельный нарратив о еврейском присутствии, о еврейской истории на территории Украины (а эта история начинается тысячу лет назад и продолжается до сих пор), нужно изучать все века, все периоды, а не только отдельные эпизоды. Иначе мы просто получим отрывки, фрагменты. А нам нужно создать максимально полную картину украинской истории, еврейской истории в Украине, а в целом получится общая история на этой территории.

– В этом офисе, в соседних аудиториях работает сертификатная и магистерская программы по иудаике. У Вас студенты. Как вы планируете их работу в исторической плоскости?

– Это очень хороший вопрос. Безусловно, он сразу возникает и у самих студентов. Когда они приходят на программы, они думают о своём будущем. Магистерская программа по сравнению с сертификатной достаточно молодая, ей четыре года. Это первая программа в Украине, которая предоставляет академическую степень – вторую степень, степень магистра истории в области иудаики. Мы уже выпустили 12 студентов за последние годы, сейчас обучаем новых, и мы видим результаты, что некоторые из выпускников продолжают заниматься наукой, упомянутыми перспективными темами. Конечно, никто никого не может заставить заниматься наукой. Но на самом деле, речь не только о науке. Горизонт применения знаний и навыков в области иудаики достаточно широк.

Мы уже сказали о том, что евреи проживают в Украине на протяжении тысячелетия, как минимум. А это значит, что у евреев имеется своё наследие, и оно богато. Сохранилось не всё, но то, что осталось, хранится в украинских музеях, библиотеках и архивах и ждёт своего специалиста. Увы, в Украине просто нет или практически нет этих специалистов, которые знали бы еврейские языки – иврит, идиш — которые имели бы палеографические навыки, когда речь идёт о рукописях, чтобы прочитать эти рукописи. Порой это очень сложные документы. Порой нужно понимать, что это за еврейский язык, какой общины, смесь ли языков — идиша, украинского, польского, русского… Поэтому нужно иметь основательную, глубокую подготовку, в том числе и языковую, чтобы работать с этим наследием. Но почему это важно? Это важно с точки зрения сохранения еврейского наследия в Украине. Для того, чтобы его сохранить, нужно иметь специалистов. Нужно обучить людей, чтобы они работали в учреждениях, где хранится это наследие, и квалифицированно работали с ним. Во-первых, для того, чтобы его сохранить. Во-вторых, чтобы в дальнейшем работать с ним, чтобы ввести те или иные документы в обиход, чтобы эти люди или другие, что занимаются наукой, смогли прочитать, перевести, интерпретировать. А в итоге мы снова возвращаемся к тому, что это та составляющая украинской истории, которая просто должна быть представлена в ней. Это её неотъемлемая часть.

– Есть ли ещё в Украине учебные заведения, которые выпускают специалистов по иудаике?

– В Украине есть ещё несколько учебных заведений: Львов и Харьков в первую очередь я бы отметил. Очень перспективная программа развивается сейчас во Львове. Там молодые специалисты по иудаике, которые должны в скором времени защитить свои диссертации. Курирует их работу известнейший украинский историк Ярослав  Грицак. Это такая же магистерская специализация в рамках специальности «История», как и в Могилянке. И те ребята, которые желают получить образование в сфере Jewish Studies (иудаики), идут на эту специализацию. Львовяне, в отличие от нас, тесно связаны со своими польскими коллегами, поэтому, насколько мне известно, создана даже совместная программа с Ягеллонским университетом в Кракове.

– Вы с ними сотрудничаете?

– И мы также начали с ними сотрудничать. То есть у нас образовался некоторый треугольник академической коммуникации: Киев–Львов–Краков.

– А были ли у вас проблемы при оформлении сертификатной и магистерской программ? Насколько просто это было оформить? Были ли какие-то проявления антисемитизма в процессе оформления, в процессе вашей работы, мешают ли вам? Могут ли быть именно интриги или какие-то антисемитские моменты тоже? Как это всё проходило? И ведь за эти четыре года произошла смена власти: что было до и как после?

– Эта программа создана и оформлена полностью в Киево-Могилянской академии. Если программа создается в рамках действующей специальности, которая зарегистрирована в Украине официально, то дело каждого университета открыть какую-либо специализацию в рамках существующей специальности. И Киево-Могилянская академия пошла этим путём в 2012 году, создав в рамках специальности «История» магистерскую специализацию «Иудаика».

Киево-Могилянская академия удивительно шла навстречу всем процессам, связанным с развитием иудаики в этом заведении, в том числе навстречу созданию магистерской программы. Мы не ощущали особых препятствий. Конечно, существовали и существуют какие-то проблемы, но я бы вряд ли их связывал с антисемитизмом. Эти же проблемы сопровождают и другие учебные программы, и связано это зачастую с некой бюрократией, которую в Украине в целом пока не удалось преодолеть, с тем промедлением, связанным с осуществлением реформ в сфере образования. Тут мы, увы, зависимы от общего процесса. Конечно, мы бы хотели создать в обозримом будущем первую в Украине кафедру иудаики, возможно, даже открыть специальность «Иудаика», но пока что это достаточно трудно осуществляется и не всё зависит от нас.

– Перед вами журнал. Расскажите, пожалуйста, о нём.

– Журнал, который находится передо мной, называется «Judaica Ukrainica». И сопровождение журнала, как видите, идёт на английском языке. Журнал научный, ежегодник, с международной редколлегией. Публикует статьи и рецензии на английском, украинском, русском. То есть мы принимаем материалы на трёх языках, тщательно их отбираем, что называется по-английски в мировой журнальной практике peer review. Это значит, что все материалы, поступающие в журнал, проходят так называемое «слепое», или анонимное рецензирование, чтобы некачественные материалы, статьи были в итоге отсеяны.

Что стоит отметить, что важно не только для нашего, но и в целом для украинских научных журналов, журнал должны знать в мире. Именно поэтому часть наших статей и, собственно, в последнем томе передо мной за 2014 год (а вот буквально сейчас, после нашего интервью, выйдет том за 2015, прошлый год) половина материалов на английском языке. Также каждую статью сопровождает расширенная аннотация на английском языке. И также мы, изначально создавая журнал, поставили себе цель: он должен войти в наукометрическую базу, и статьи, опубликованные в журнале, должны индексироваться, их должны знать. На самом деле, это проблема для украинских научных журналов. Из полутора тысяч украинских научных журналов лишь очень немногие входят в эти базы, из которых, пожалуй, самыми известными являются Web of Science и Scopus. И вот как раз недавно поступила приятная для нас информация, что агентство Thomson Reuters, которое включает журналы в самую престижную базу Web of Science, включило наш журнал в одну из своих баз. Осенью была создана отдельная база для журналов, которые перспективно развиваются и в обязательном порядке отвечают тем критериям, которые определяются агентством Thomson Reuters. То есть любой журнал туда не может попасть. И по тем сведениям, что есть у меня, уже более двадцати украинских журналов включили в эту базу.

– Еврейские журналы там ещё есть? По иудаике?

– Нет. Более того, я вам скажу, что там нет практически других гуманитарных журналов. То есть, в основном, журналы по точным, естественным наукам, для которых важно всё-таки быть интегрированными в мировую науку обычно, вот такие журналы входят. Тоже, конечно, не все, но с украинскими гуманитарными журналами дело обстоит куда хуже.

– То есть вы вышли на очень высокий уровень.

– Мы надеемся. То есть, по украинским меркам – да, но мы не станем на этом останавливаться и хотим в самом ближайшем будущем полноценно войти в базу Web of Science.

– Чего мы вам и желаем.

– Спасибо большое.

 

Беседовала Елена Заславская
(в рамках программы «эксклюзив сайта Ваада»).

Съемка – Альфия Шевченко

Сайт журнала: http://judaicaukrainica.ukma.edu.ua/

Nike Fingertrap Air Max