Наталия Бакулина. Лагерь "Шорашим" и олимпиада по ивриту как часть еврейского образования в Украине

Наталия Бакулина

– Первая и главная тема – это Центр еврейского образования. В каком состоянии находилась вся эта программа в последние годы, и в тот момент, когда Вы его приняли?

– На самом деле Центр еврейского образования существовал уже давно, с 1992-93-го года. Тогда параллельно на постсоветском пространстве существовало два центра еврейского образования – в Санкт-Петербурге и Киеве. В то время в Киеве ЦЕОУ руководил Йоханан Петровский, а чуть позднее – Яна Яновер.  Благодаря их усилиям была организована очень активная деятельность Центра и проводились разные программы, семинары, действовал Педагогический колледж при Центре еврейского образования, который подготовил и выпустил ряд уже практикующих сегодня педагогов еврейского цикла, и по ивриту, и по истории, традиции, по еврейской литературе. Это был очень интересный опыт, но, к сожалению, в дальнейшие годы, как-то деятельность (возможно, по причине нехватки  финансирования, возможно, по другим, независимым от организации причинам) была утрачена и практически приостановлена.  

И сейчас руководством Ваада Украины было принято решение о том, чтобы возродить деятельность Центра еврейского образования, вспомнить о тех целях и задачах, которые он преследует, что он должен реализовывать с учётом их актуальности и насущных потребностей.  Актуальность состоит в том, что еврейское образование за последние 20 лет претерпело ряд системных изменений. Стали возникать разные типы учебных заведений как государственной, так и приватной формы собственности, развивалось неформальное образование. Таким образом, можно сказать, что формировалась система еврейского образования, которая становилась более профессиональнее, степеннее, понятнее, организованнее, чем это было в 1989 году, когда только начинали возрождаться еврейские учебные заведения. Но, тем не менее, все равно, осталось очень много нерешенных научно-методических проблем, и проблем кадрового обеспечения, и проблем разработки содержания образования, в чём может на сегодняшний момент помочь именно Центр еврейского образования, который уже имел такой опыт.  Согласно уставу, основная цель Центра еврейского образования состоит как в теоретическом, так и методическом обеспечении системы образования, процесса обучения непосредственно по предметам еврейского цикла, по предметам иудаики. Это филологическое, историческое и культурное – гуманитарные направления, которые нужно сейчас разработать, если они еще не разработаны, и реализовывать в разных типах учебных заведений Украины от детских садов до высшего образования.

– Речь идет только о еврейских учебных заведениях или об учебных заведениях общеобразовательных, которые подчиняются министерству образования непосредственно, не национальных школах, и насколько Вы собираетесь сотрудничать с официальными школами, официальными детскими садами, и может быть, высшими учебными заведениями?

– На самом деле, вся система еврейского образования в Украине, которая существует, она вся подчинена, естественно, Министерству образования и науки Украины. И государственные стандарты – начального общего и полного общего среднего образования, которые разработаны в том числе, и, например, по языкам национальный меньшинств, куда относится и язык иврит, как язык национального еврейского меньшинства, и как иностранный – основные ключевые моменты заложены в государственном стандарте. И все школы, даже приватные, получают государственную лицензию и разрешение на использование учебной литературы.  Так или иначе, они должны ориентироваться на государственный стандарт. Другой вопрос – как существуют сейчас школы? И действительно, их система – разная. Есть школы, созданные на базе государственных школ – они государственные, по всем своим документам, по своему типу, и даже тут они могут быть разные – либо с углубленным изучением иврита, либо школы с еврейским национальным компонентом, что отражено и в названии школы, и отображено  в учебных планах. Есть так же и частные школы. Большинство из них – религиозные школы. Есть гимназии, есть лицеи. Есть педагогические – сейчас это уже институт, целый учебный комплекс, который создан на базе педучилища Бейт-Хана, сегодня институт Бей-Хана –  это средние специальные учебные заведения, которые призваны готовить учителей для еврейских школ. Также уже на сегодняшний момент существует ряд академических программ, две из них на базе Киево-Могилянской академии –  это сертификатная и магистерская программы. В 2015 году стартовал курс по филологии языка иврит при Лингвистическом университете в городе Киеве, а также есть небольшие кафедры по иудаике, например, в Одесском, Черновицком университетах.  Было ещё два учебных заведения, где готовили филологов иврита, как второго языка, как Донецкий национальный университет и Горловский педагогический университет. Сейчас, к сожалению, по известным всем причинам, они не функционируют, но, будем надеяться, что эти кафедры возобновят свою работу.  Поэтому можно говорить о фрагментарном еврейском образовании в Украине, которое, да, существует, и которым надо заниматься: разработкой содержания и методик на всех этапах образования – от детских садов до университетов.

Вся система еврейского образования в Украине, которая существует, она вся подчинена, естественно, Министерству образования и науки Украины. Государственные структуры, особенно, в последние годы, очень активно готовы поддерживать мероприятия, направленные на развития еврейского образования, и они стараются это делать

Государственные структуры, особенно, в последние годы, очень активно готовы поддерживать мероприятия, направленные на развития еврейского образования, и они стараются это делать.  Примером тому может быть сейчас, вот, буквально, прошедшая на прошлой неделе Вторая Всеукраинская олимпиада по ивриту и еврейской литературе, которая была проведена Министерством образования и науки  Украины совместно с разными государственными образовательными структурами, такими, как Институт модернизации содержания образования, Институт последипломного образования, Академия педагогических наук – это институт педагогики Академии педагогических наук Украины, в частности, отдел изучения языков национальных меньшинств  и зарубежной литературы, а также в сотрудничестве с еврейскими образовательными организациями, в том числе в сотрудничестве с Центром еврейского образования Украины,  Институтом иудаики, Институтом исследования восточно-европейского еврейства,  и общественными организациями, и при их активной поддержке, финансовой, в том числе. Это Израильский культурный центр при посольстве государства Израиль, Ассоциация еврейских организаций и общин Украины. Призы были предоставлены Институтом иудаики и Институтом исследования восточно-европейского еврейства, за что мы очень им признательны. Таким образом, сейчас наблюдается политика партнерства и сотрудничества между государственными и общественными структурами, как научными, так и общественными еврейскими организациями, которые занимаются развитием иудаики в Украине, в том числе.

– А что изменилось со сменой власти? Что-то поменялось после революции достоинства, или, как было до того, на таком же уровне шло сотрудничество, так и после?  Есть ли какие-то изменения к лучшему, к худшему, никак…?

– Я вам скажу честно, значительным скачком потепления украинско-еврейских взаимоотношений, которое повлияло на систему образования, явилась еще Оранжевая революция 2004-2005 года. После нее как-то немножко стало легче дышать, и открылись новые возможности. По крайней мере, была политика невмешательства, то есть никто особо не помогал, но в то же время и не мешал. И масса интереснейших проектов, как в формальном образовании, так и в неформальном – они были, и остаются.

Значительным скачком потепления украинско-еврейских взаимоотношений, которое повлияло на систему образования, явилась еще Оранжевая революция 2004-2005 года. После нее как-то немножко стало легче дышать, и открылись новые возможности. По крайней мере, была политика невмешательства, то есть никто особо не помогал, но в то же время и не мешал. 

Я не говорю про политику, т.к. на декларативном уровне, политика очень хороша. Это записано и в Конституции, в том числе, в 10-й статье, по отношению к разным национальным меньшинствам, которые проживают в Украине, а их проживает в Украине порядка более сто сорока.

Независимо от национальной принадлежности граждан, наше государство декларирует свою открытость и равные права для всех. Но, как мы понимаем, решают и реализуют на практике всегда конкретные люди – степень их интеллигентности, степень их образованности, понимания. В Украинско-еврейских отношениях, на мой взгляд, все очень понятно, потому что исторически сложилось так, что на территории Украины всегда евреи жили испокон веков, и даже во многих регионах еврейское население было превалирующим по отношению к украинскому населению и к другим национальным меньшинствам. В этом смысле, препятствий никаких нет. Другой вопрос в государственной финансовой поддержке, конечно, и ее тоже – нет.  Она есть на уровне отдельных договоренностей, на уровне договоров о сотрудничестве в области образвания, например, между Министерством образования Израиля и Министерством образования Украины, который был подписан в 1993 году. Но, кроме как на этом этапе, к сожалению, тесного сотрудничества не происходит. То есть, юридически договор есть, а практически нет желанного взаимодействия. И стороны не знают, какие мероприятия кто проводит. В этом смысле, я думаю, что необходимо подумать над тем, как спланировать эту работу, начиная с высших эшелонов власти и конкретных ведомств, которые отвечают за образование. И, конечно же, действовать партнерски в реализации каких-то конкретных образовательных, обучающих проектов, возможно, и обменов между учениками, студентами, учителями. Это всё можно развивать, никто этому не препятствует, это приветствуется, и новые люди, которые сейчас пришли в эти структуры, здраво понимают, что только так можно развивать и реформировать ту же украинскую систему, которая от этого будет только в плюсе.

Независимо от национальной принадлежности граждан, наше государство декларирует свою открытость и равные права для всех. Но, как мы понимаем, решают и реализуют на практике всегда конкретные люди 

– Кто сегодня является потребителем образования? Со всех сторон доносятся всякие крики, разговоры о том, что еврейская община Украины состоит в основном из прихожан Хеседа. Т.е., в основном, это люди уже старшего какого-то определенного возраста. А вся молодежь, достигнув какого-то возраста, имеющего право на возвращение, в какой-то момент все равно уезжают. Не обязательно даже в Израиль, кто в Германию, кто-то, допустим, в Штаты, больше частью, все-таки, в Израиль. Откуда на сегодняшний день появляются еврейские классы, еврейские школы, еврейские религиозные школы. Насколько, вообще, имеет смысл развивать систему еврейского образования? Для кого?

– «Если звезды зажигаю, значит, это кому-нибудь нужно». Пока еще не все уехали, пока еще не все уедут. Безусловно, в 90-е годы была большая Алия. В этот период существовали еврейские школы «Маавар», чьи выпускники  и семьи были нацелены на репатриацию, и были заинтересованы, чтобы дети здесь заканчивали старшие классы, с тем, что они потом легче смогли адаптироваться в израильских реалиях. Сегодня это не так. Те, кто по каким-то своим причинам остались – они остались, и остаются евреями с гражданством Украины, и хотят здесь развивать свою общину и поддерживать ее, при этом оставаться евреем.  

Кто потребители?  С одной стороны, это еврейские семьи, которые хотят, чтобы их дети получили еврейское образование. Также в категорию учащихся входят дети тех посланников, которые приезжают сюда из Америки, из Израиля, Европы проводить здесь волонтерскую, образовательную и социальную деятельность, которые очень помогают местным образовательным организациям.  Дети дипломатов, в конце концов, просто интеллигентные люди, которым интересно узнать еще один язык – такие люди тоже есть. То есть не только еврейские дети, но и украинские, которым интересна еврейская культура. Например,  в таких школах, как ОРТ, системы ОРТ, там занимаются ребята не только еврейской национальности, но и граждане Украины, независимо от национальной принадлежности, потому что эти школы специализированы на обучении новым технологиям. Сегодня это как раз в ногу со временем. Это очень актуально. Плюс ребята узнают английский язык, на достаточно хорошем уровне учат иврит, поскольку, в принципе, очень сильно развиваются и экономические связи между государствами, и бизнес структуры, где они при желании смогут работать в Израиле и в Украине, и есть мотивация для обучения, для кадровой политики. Я думаю, и по этой причине тоже, идут люди в еврейские школы. Так же, конечно, есть ряд школ, допустим, религиозных, куда отдают детей по своим религиозным убеждениям. То есть, пожалуй, все свободно. Более того, эти школы разной степени ортодоксальности. Есть реформистские общины, есть хабадские общины, есть другие разные направления еврейской религии, которые имеют свои учебные заведения. Так или иначе, ребята там знакомятся с еврейской традицией, с еврейской культурой,  с классическими еврейскими текстами, и, конечно, учат там иврит. Пытаются кое-где возрождать и идиш. Но это очень точечно, не системно.

– А у идиш есть перспектива?

-Я думаю, что на том языке, на котором создавалась культура – перспектива есть. Мне хочется в это верить. Другой вопрос, что, к сожалению, нет пласта носителей языка, он уничтожен в период Холокоста. Идиш был языком разговорным, языком семей большей части восточно-европейского еврейства, и забыть его сейчас тоже было бы неправильно, это было бы ошибкой. Мне кажется, что надо делать шаги для его возрождения, хотя бы в неформальном образовании. Но начинать уже с детских садов. Начинать с каких-то простых жанров, простых форм, чтобы дети понимали, что есть не только современный государственный язык Израиля – иврит, язык святой, язык молитвы, язык торы, безусловно. Но есть и другие еврейские языки. Здесь – это идиш, в Испании и Латинской Америке наряду с ивритом также – ладино. Это тоже еврейский язык. Поэтому, почему бы не учить идиш в Украине? Его сегодня исследуют и учат на кафедрах в Иерусалимском университете, в институте ИВО в Нью-Йорке. Великолепный Международный Центр Идиш есть в Вильнюсе, в котором есть интересные программы по изучению языка идиш, культуры на идиш. Главное даже не то, что язык идиш не функционирует, как разговорный язык. На нем создана богатая культура – очень знакомая, близкая и трогательная. Поэтому я думаю, что перспективы есть в том случае, когда мы что-то реально делаем. Если мы будем делать, значит он будет жить. Но, с другой стороны, если посмотреть на Гаагские рекомендации по языковому образованию, то идиш в Украине стоит, между прочим, в списке вымирающих языков, наравне с караимским и другими языками, которые существовали когда-то в Украине, а сейчас исчезают. Сегодня – это одна из государственных программ по возрождению этих языков. Я думаю, деятельность по возрождению и популяризации культуры на идиш будет одним из направлений, в том числе и в деятельности Центра еврейского образования Украины, и Министерства образования и науки Украины.  Такие проекты уже начались, и будут продолжатся для развития этого богатого пласта культуры.

– Как продолжение работы Центра еврейского образования, уже, наверное, сегодня можно рассматривать многолетний, старый проект лагеря «Шорашим»?

Лагерь «Шорашим» – он когда-то назывался «Корни и будущее евреев Украины», потом, когда мы расширили географию проекта на Кавказ – то мы уже стали называться «Корни и будущее евреев Диаспоры». Это проект Ассоциации еврейских организаций и общин Украины (Ваада Украины), один из многолетних, зарекомендовавших себя. Лагерь существует еще с 1993 года. Проходил он в разных регионах Украины. Его основная цель – знакомить ребят в неформальной обстановке с материальной культурой того или иного региона, с историей и культурой евреев Украины и/или Кавказа, и, безусловно, это связь народов Украины / Кавказа с народом Израиля. Несмотря на то, что уже поменялся с тех пор коллектив и форма работы, само содержание работы также претерпело изменения, основная красная линия, три кита проекта – они остались. В нашем лагере дети знакомятся с историей евреев Украины, теперь уже и Кавказа, и Диаспоры. Они знакомятся с израильской культурой и израильскими реалиями. Мы обязательно посещаем, по возможности, те места еврейской материальной культуры того региона, в котором мы находимся. И, обязательно, развлекательная программа – дети есть дети. Они хотят и конкурсы, и фестивали, и кружки, и студии, и мастерские, и спортивную программу, и оздоровительные мероприятия – все это тоже входит в программу многолетнего лагеря, который в этом году будет проходить в пгт. Славское Сколивского района Львовской области. Мы знаем, что есть рядом с этим местом очень много еврейских мест как в самом Львове, так и за его пределами. А так же в этом году уже третий год подряд будет проходить лагерь «Шорашим» на Кавказе. Там будет акцент не на истории евреев Украины, а на историю евреев Кавказа. Ведь там своя специфика, поскольку на Кавказе есть как ашкеназские, так и сефардские еврейские общины. Мы приглашаем туда ребят из еврейских семей Грузии, Азербайджана. Хотим пригласить и из Армении – посмотрим, как это нам удастся, судя по сегодняшним геополитическим событиям. Но мы хотели бы соединить в нашем лагере этих ребят.

 

– Как они между собой общаются, т.е. сефарды и ашкеназы, у них есть какой-то барьер в общении?

 – Дети и люди, в общем-то, они не зеркало политики. Поэтому общаются они очень тепло, интересно, наверное, общечеловеческие и еврейские ценности у них в приоритете. Относительно соблюдения традиций – интересно, что в еврейских семьях Кавказа еврейские традиции сохраняются глубже и  в большей степени, чем здесь. Они для них как бы естественны, чего не скажешь о еврейских семьях Украины, Белоруссии или Молдовы, где только малая часть сохраняют дома традиции, большей степенью у нас, ассимилированные семьи. Там это как-то немножко законсервировано и чтят эти традиции гораздо больше, чем на нашей территории.

 

– Можно сказать, что наши дети, которые живут на территории Украины, Белоруссии ассимилированных семей, они отправляют своих детей скорее в Шорашим.  А все-таки семьи, которые сохраняют традиции, или начали соблюдать традиции, и как любые неофиты, стараются изо всех сил, они все-таки отправляют своих детей в лагеря более религиозные, к хабадникам, или еще куда-то? И есть ли такое в Грузии?

– Да, конечно, ведь на самом деле это выбор каждой семьи. Слава Богу, есть целая сеть разных неформальных проектов в еврейском образовании, и сегодня каждая семья может выбрать, куда своего ребенка отправить. Потому как есть лагеря, которые организуют религиозные общины при школе или со школы; великолепные лагеря проводит Еврейское агентство для Израиля Сохнут, у них своя интересная программа. Есть программа, которую реализует Посольство Израиля в Украине, у них тоже есть свой проект. Есть спортивный еврейский лагерь, есть лагерь общины прогрессивного иудаизма «Мидрешет Иерушалаим». Таким образом, на сегодняшний момент у родителей, конечно, есть выбор, куда поехать и кому они доверят своего ребенка на время этого отдыха. Такая интересная тенденция просматривается уже, буквально, последние пару лет. Есть ряд израильских семей, чьи корни здесь, в Диаспоре, которые с большим удовольствием отправляют своих детей сюда, чтобы дети почувствовали и узнали свои корни, чтобы поняли, откуда они родом. Потому что в Израиле они уже приобретают другую идентификацию, а получается, что основы теряются. Более того, у многих семей здесь остались дедушки, бабушки. И вот эту связь поколений они хотят поддерживать с одной стороны, а с другой – чтобы дети побывали здесь в хорошей атмосфере, с интересной программой, где все вкусно, где интересно, где есть их сверстники, где могут дети говорить на одном языке. Имеется в виду, даже если это не украинский, не русский, может быть английский или иврит, – все равно они уже друг друга понимают, это новое поколение и это еврейские дети, которые знают традиции.  Поэтому мы, конечно, ждем детей в наш лагерь, безусловно. Потому что он уже имеет свою уникальность, свою историю. Но, тем не менее, я знаю, что очень многие дети переезжают из одного еврейского лагеря в другой лагерь.  Например, в июле они в лагере Сохнута, а в августе – они в «Шорашиме», потом еще где-то. Часто дети более старшего возраста, которые заинтересованы изучать иудаику более глубоко, потом участвуют в проектах сообщества «Самбатион» и ездят на разные летние, зимние, весенние школы, участвуют уже в исследовательских проектах. Получается, что наши дети, участвующие в «Шорашиме», участвуют в разных проектах, имеют, с чем сравнить. Кроме того, я очень рада и горда этим – у нас есть ребята, которые были детьми в лагере, и сегодня они стали лидерами молодежных движений в разных странах. В Украине, в Белоруси, в Молдове есть ребята, которые прошли уже специальные подготовительные семинары, это и курсы Лехет, и Школы мадрихов в разных регионах  и они продолжают эту деятельность, они сейчас уже лидируют в этих общинах, поднимают молодежь, а некоторые из них уже работают мадрихами в лагере.  То есть существует некоторая преемственность поколений. Это здорово, что они возвращаются, что им не безразлично.

 Есть ряд израильских семей, чьи корни здесь, в Диаспоре, которые с большим удовольствием отправляют своих детей сюда, чтобы дети почувствовали и узнали свои корни, чтобы поняли, откуда они родом. 

 

– Мое личное наблюдение, что я разговаривала со своей израильской знакомой. Она сказала, что хотела отправить своего ребенка, чтобы он не забыл русский язык, куда-то в Украину. Я предложила Шорашим, и ее это очень сильно заинтересовало. Насколько это возможно?

– Да, это возможно. В этом году мы даже возможно организуем такую группу, где бы нашелся координатор, который смог бы привезти детей в лагерь. Единственное, конечно, что родители должны будут оплатить перелет, поскольку финансовой возможностью на это мы не располагаем, а в остальном – мы с удовольствием ждем этих детей в наш лагерь, пожалуйста.
 

– И мне задавались вопросы кашрута, соблюдения шабата… насколько я понимаю, лагерь все-таки больше светский.

Лагерь светский, у нас «кошер-стайл» – мы не можем создать условия для полноценного кашрута, опять же, по финансовым причинам, но мы можем создать условия для того, чтобы соблюсти какие-то базовые законы еврейской кухни. Мы не смешиваем мясное и молочное в один прием пищи, и мы не используем запрещенные продукты, в первую очередь, запрещенные виды мяса в рацион питания детей.

Относительно Шабата, постов или еврейских праздников, которые выпадают на период лагеря, безусловно, кто хочет, он свободно может уединиться и помолиться, если хочет. Если надо создать миньян, мы тоже это можем организовать. Шабат у нас проходит, как правило, в такой игровой форме, в групповых занятиях или в общелагерных мероприятиях, где не нужно писать.  Дети все равно чему-то учатся, но при этом мы стараемся максимально погрузить их в эту атмосферу.  Для каждого Шаббат воспринимается по-своему.  Для нас важно, чтобы детям было комфортно. Если кто-то строго соблюдает Шабат, мы создадим условия, чтобы они это смогли соблюсти.

Если кто-то строго соблюдает Шабат, мы создадим условия, чтобы они это смогли соблюсти.

– Насколько знаю, после сохнутовских лагерей, я знаю несколько таких случаев, дети совершенно светских семей вдруг становились религиозными. И, совершенно светские родители в какой-то степени приходили просто ужас, и говорили, что ничего не соблюдаем уже во втором или там, в каком-то поколении, и вдруг наши дети начали соблюдение традиций. Насколько я знаю, для людей, которые противники такого ортодоксального соблюдения традиций –  Шорашим не является таким источником. То есть, таких случаев я не знаю. У вас были такие случаи?

– У нас таких случаев не было. Мы не занимаемся религиозным образованием. Мы стараемся показать еврейскую культуру и ценности еврейской цивилизации на разных примерах, безусловно, включая классические тексты, но поясняя детям, о чем они и что в них важно. У нас был пример другой.  У нас был пример девочки из Ужгорода, которая после лагеря попросила у родителей купить Тору и почитать, заинтересовалась этим с точки зрения не религии, а вообще понять, что это такое. Более того, потом она захотела получить еврейское образование в каком-то из университетов. И ее родители обратились к нам с просьбой рассказать, где у нас есть кафедры иудаики, потому что ребенок заинтересовался именно светским образованием.  Я считаю, что это тоже хороший знак, когда лагерь послужил такой мотивацией, стимулом для дальнейшего личного развития. Это важно. А уже религиозность – это право выбора, уже, наверное, каждого. Мы никого в религию не обращаем, мы не навязываем никакие подходы, потому что в самом иудаизме ведь тоже есть масса течений.  Мы детям рассказываем о том, какие они есть, что отличает одно от другого, что ценно, что является ядром еврейской мысли, еврейской культуры. Но ни в коем случае мы в эти личные душевные пространства не заходим. Это очень опасно.

Мы не занимаемся религиозным образованием. Мы стараемся показать еврейскую культуру и ценности еврейской цивилизации на разных примерах, безусловно, включая классические тексты, но поясняя детям, о чем они и что в них важно

 – Олимпиада по ивриту. Всеукраинский этап. Насколько, вообще, глубоко дети, приехавшие на олимпиаду, знают язык? Насколько им это интересно?  Что в преподавании сегодняшнего иврита можно было бы изменить, что улучшить?

– Это вопрос глобальный. С одной стороны, я переполнена чувствами от этого события, поскольку мы к нему шли достаточно долго – организовать олимпиаду по разным языкам национальных меньшинств. Когда-то на Общественном совете руководителей всеукраинских общественных организаций по вопросам образования была высказана мысль о том, чтобы сделать такую олимпиаду. Почему они проводятся только по математике или по украинскому языку, или по другим предметам? Почему не по языкам национальных меньшинств? Мы тогда три года подряд писали письма предыдущему министру образования, который никак не реагировал на наши призывы и этот вопрос не двигался с места совершенно. Видимо, эти письма просто не читали. Но в прошлом году, усилиями этого Совета, усилиями представителей Министерства образования и науки Украины, Института инновационных технологий (он тогда так назывался, сейчас это «Институт модернизации содержания образования»), – удалось наконец-то эту олимпиаду сделать Всеукраинской.

Потому что на местах в школе они проводились и так. На школьном уровне, даже на уровне городов многие школы проводили их своим чередом. Но на Всеукраинском уровне это состоялось в прошлом году впервые. В прошлом году первая Всеукраинская Олимпиада по ивриту и еврейской литературе проходила в Одессе. Там тоже были победители, но это был первый шаг – еще не знали, как всё организовать, еще не всё умели. В этом году уже состоялась вторая Всеукраинская олимпиада по ивриту и еврейской литературе.  На мой взгляд, она была уже подготовлена гораздо лучше, гораздо глубже, и, во многом благодаря партнерам, организаторам олимпиады, которые, конечно, приложили максимум усилий, чтобы провести на её достойном уровне. Уровень детей, честно говоря, не очень высок. Это связано со многими факторами. Первый – мотивация их учебы в школе. Часто преподают иврит не то, что как второй язык, скорее, как третий или четвертый. Поэтому, многие и не очень-то и понимают, зачем его учить. То есть, не все сознательно понимают, что это язык их рода, что это может быть язык какого-то дальнейшего карьерного роста, для некоторых это просто очередной урок и учат его безо всякой мотивации. Второй вопрос – это кадровый, это преподавательский состав – часто в школах преподавание иврита недостаточно обеспечено кадрами, либо эти кадры приезжают из Израиля как посланники,  которые год-два отработали и уехали, и нет системности.  Теперь третий момент, который важен – это программное и методическое обеспечение.   С одной стороны, уже существует ряд программ по языку иврит, начиная с первых классов до одиннадцатых, утвержденных Министерством образования и науки Украины. Они рассчитаны для школ с украинским языком обучения. В последние годы также утверждена программа и для школ с углубленным изучением иврита, и для школ, в которых иврит изучается как второй иностранный язык. В то же время, мы уже имеем украинские программы, слава Богу.  За двадцать лет, наконец-то, они утверждены на государственном уровне, но не хватает учебников. Если первый-второй класс выпущен, и еврейские школы обеспечены хоть неким минимумом, то дальше среднее звено и основная школа – до сих пор еще не обеспечены учебниками для школ с украинским языком обучения, хотя рукописи 5 и 6 класса получили гриф МОН Украины. Ее попыталась решить в рамках проекта Хефциба, когда внедрили в школы две программы: «Таль-ам» для 1-6 классов, и «НЕТА» – для старшей школы.

Это, безусловно, очень интересные программы, это целые учебно-методические комплекты, где есть программа для учителя, учебник для ученика, есть рабочая тетрадь для ученика, аудио-видео-материалы, наглядность, но тем не менее, он не совсем адаптирован для школ, которые у нас существуют, и учителю нужно постоянно, каждый урок что-то корректировать. Связано это с содержанием текстов и с разными методическими приемами. В то же время, любая иностранная программа, она еще недостаточна и тем, что не учитываются особенности того, что эти дети живут в Украине. Соответственно, нет никакого углубленного понимания, не проводится специальная работа на уроке по изучению сходного, отличного или подобного учебного материала, иллюстрирующего языковые и речевые особенности изучаемых языков – украинского и иврита.

Это надо учитывать в методике преподавания, знать психолингвистические особенности, такие как интерференция и транспозиция, которые крайне важны при изучении другого языка: некоторые языковые знания и речевые умения, усвоенные в первом языке, можно легко перенести на изучение второго языка, а некоторые мешают при овладении другого языка. При этом происходит либо перенос уже имеющихся знаний с первого языка на второй, либо формирование новых навыков и умений. Это уже описано, в частности применительно к начальному этапу обучения, но данный процесс требует дальнейшей разработки. Для этого необходимо чаще делать семинары для преподавателей, с ними это обсуждать, слышать их профессиональное мнение, потому что на местах они делают очень много интересного, но, кроме, как в своей школе, никто об этом не знает. И в итоге, получается то, что выпускник одиннадцатого класса современной школы английский знает гораздо лучше, чем тот же выпускник, который также с первого класса учил иврит. По английскому языку существуют разработанные методики, учитывающие особенности его усвоения, всё методично простроено: есть и система, и подготовленный учитель, и мотивация учеников. В отношении иврита – у нас есть проблемы. Поэтому, и, соответственно, уровень знаний у детей не очень высокий.

После вручения дипломов Олимпиады. Черновцы 2016

Честно, говоря, на конец одиннадцатого класса ребята должны обладать определённым уровнем сформированной коммуникативной компетенции, если ориентироваться на израильскую систему языковых уровней, то это где-то Бет-плюс и/или Гимель. Но в лучшем случае, они выходят на уровень Бет. Это мы смогли увидеть по результатам Всеукраинской олимпиады. Хотя, конечно, есть звездочки, которые прекрасно владеют языком, прекрасно владеют речью, и показали максимальные результаты. У нас есть два первых места – две девочки из Днепропетровской еврейской школы; есть два вторых места – это ребята одной из киевской и белоцерковской школ. И три третьих места – представители черновицкой и одесской школ. То есть, это все говорит о том, что есть ребята с достаточным багажом знаний и коммуникативных умений, которые в своих регионах победили на третьем этапе олимпиады и вышли на Украину.

Безусловно, они, прежде всего, победители над самими собой, это гордость преподавателей. Это говорит о том, что те учителя, которые с ними работали – вложили в них максимум. Это уже здорово, это прекрасно. Я считаю, что в следующем году у нас уже будет больше участников олимпиады, будет больше заинтересованных педагогов. В рамках олимпиады мы в этом году провели семинар для учителей иврита и еврейской литературы, а также методистов Институтов последипломного образования Украины. Это было очень важно. Потому что, часто коллеги друг – друга не знают. Не знают и методисты о том, что делается в их областях, и что где существует. Учителя показали великолепные презентации своей работы, и действительно, на местах делается многое.

Школа, которая нас принимала – это черновицкая школа № 41 – ОРТ с изучением еврейского этнокультурного компонента, непосредственно директор школы  Людвига Павловна Цуркан, они сделали замечательную программу во второй день семинара с фрагментами открытых уроков по ивриту, еврейской истории, литературе, традиции; презентовали инновации, которые важно воочию увидеть, обсудить и задать лично вопросы – я считаю, что этот опыт был великолепный и очень интересный, и надеюсь, что это будет продолжаться.

Призёрам этой олимпиады, впрочем, как и участникам других конкурсов по иудаике и истории, например, «Эрудаики», проводимой Ресурсным центом еврейского образования, а также конкурс творческих работ по истории Холокоста, который проводит Украинский центр изучения Холокоста в мае месяце,  будет предоставлена возможность участия в лагере «Шорашим» на особых условиях. 

Более того, призёрам этой олимпиады, впрочем, как и участникам других конкурсов по иудаике и истории, например, «Эрудаики», проводимой Ресурсным центом еврейского образования, а также конкурс творческих работ по истории Холокоста, который проводит Украинский центр изучения Холокоста в мае месяце,  будет предоставлена возможность участия в лагере «Шорашим» на особых условиях. С одной стороны, они смогут принять участие и поделиться своими знаниями со сверстниками в лагере, с другой – отдохнуть и почерпнуть новые для себя знания, раскрыть свои творческие способности.  В тоже время благотворительный взнос родителей этих детей будет значительно меньше, чем для обычных участников.

– Сколько в Украине светских еврейских школ?

– Вопрос интересный. Сейчас в Центре еврейского образования мы начали процесс обновления базы данных учебных заведений разных типов и уровней. По предварительным данным, где-то приблизительно тридцать государственных школ. Но есть еще в два раза больше школ, которые являются частными.  В каждой области они есть. Они были и в Крыму. Они были и в Донецкой, и Луганской областях. К сожалению, там мы сейчас их потеряли. Но на материковой территории Украины они продолжают существовать. Поэтому точную информацию мы дадим тогда, когда соберем данные, что называется, с полей, и сможем их обработать. Есть определенная «голая» статистика, которую, безусловно, собирает Министерство образования и науки Украины. Но, там фигурируют только те школы, которые входят в систему государственных учебных заведений. Там не учитываются, к сожалению, частные учебные заведения, хотя они очень нуждаются и в методической поддержке, и в обеспечении учебниками, которых у них нет, но которые они готовы приобрести на коммерческой основе.

– Спасибо большое. Мне остается только пожелать всяческих успехов в этом тяжелом деле.

– Дело очень интересное, и дело делают конкретные люди. Я приглашаю единомышленников, всех неравнодушных постараться сделать эту историю, чтобы она не была просто историей в учебнике, чтобы эта история была живой – той, которую мы делаем сами. Надеюсь, что у нас получится создать много интересных проектов под эгидой Центра еврейского образования Украины для развития еврейской общины Украины, в Диаспоре, и вообще, в мире, – это важно. Мир открыт. Спасибо Вам большое.

Беседовала Елена Заславская,
Камера и монтаж – Альфия Шевченко.


В рамках программы "Зксклюзивное интервью сайта Ваада".

Апрель 2016
 

 

 

Наши партнеры 

Юлий Кошаровский история исхода