И. Зисельс: Достигнуть примирения между народами невозможно без людей, одаренных чувством личной ответственности

Вчера вечером, стоя на пороге ресторана на улице Расина в Париже, я написал на своей странице в ФБ пост о своих ощущениях от этого места, где более 90 лет назад Самуил Шварцбард застрелил Симона Петлюру.

Ознакомившись с комментариями, которые поступили за сутки на мою страницу, хочу подвести предварительные итоги:

Интересно отметил Вячеслав Лихачев: «не пост, а тест Роршаха просто)». Тест Роршаха (или пятна Роршаха) – это один из тестов, применяемых для исследования психики и ее нарушений. Сложный рисунок или набор цветовых пятен, которые разные люди интерпретируют различным образом, различными ассоциациями, продиктованными их внутренним состоянием.

Прежде всего, совершенно этого не желая, своим постом я создал некую «провокацию», т.к. под постом за сутки появилось несколько десятков комментариев моих друзей, знакомых и вовсе незнакомых мне людей.

Все оскорбления я, без колебаний, тут же удалил. Не считаю, что они могут присутствовать на моей странице в ФБ. К тому же, я убежден, что оскорбление, прежде всего, однозначно негативно характеризует оскорбляющего…

В своем посте я выражал, и я это подчеркиваю, свое настроение по поводу понятия и проблемы ответственности, а убийство Самуилом Шварцбардом Симона Петлюры всего-навсего явилось поводом подумать над этой важной категорией, что я и готов сделать со всеми заинтересованными людьми.

Поэтому сразу хочу успокоить тех интерпретаторов, которые обратили свое внимание на иные выдуманные ими аспекты. Ни объяснений, ни, тем более, оправданий Холокосту я не искал и не собираюсь это делать, так как давно считаю эту трагедию совершенно иррациональной, лежащей за гранью человеческого понимания.

Более того, и об этом я уже писал, по моему глубокому убеждению, любой «человек», который пользуясь силой или оружием, вдохновленный безнаказанностью или под видом реализации какой-либо идеологии, грабит, насилует, убивает мирных и безоружных людей, особенно беспомощных детей, женщин и стариков, является преступником и судить его следует строго и без срока давности, как за любое воинское преступление. Причем не важно, к какой эпохе, и к какой стране это относится, равно, как и к тому обстоятельству, в какую форму было одето это существо – нацистскую, советскую, румынскую, итальянскую или украинскую. Впрочем, и без формы также.

Я обратил ваше внимание на, казалось бы, абсурдный, на первый взгляд, аспект проблемы ответственности – чисто линейно-логическое продолжение личной ответственности за убийство дает неожиданные выводы.

Уверен, многие бы, на моем месте, находясь в том же ресторане, не почувствовали бы никакой ответственности за события, которые произошли почти сто лет назад, но мы об этих людях и не говорим. Чувство ответственности, т.е. не безразличия возникает у некоторых людей под влиянием обстоятельств и как любое иное чувство допускает множество вариаций. Некоторые гордятся или просто радуются случившемуся на улице Расина, и я знаю таких людей, другие сожалеют или даже возмущаются убийством, и такие люди мне также знакомы, среди моих друзей они составляют большинство. Между этими крайними полюсами существует целый спектр оттенков.

Никто не знает статистики, но я уверен, что с каждым поколением число людей, радующихся тому и подобным убийствам, уменьшается, а число сожалеющих и возмущающихся убийствами растет, потому что сказано «Не убий!».

Разорвать порочный круг ненависти, мести и убийств сложно, если люди не чувствуют своей личной ответственности за происходящее в истории, в мире и рядом с ними.

И последнее, я убежден, не существует коллективной вины и коллективной ответственности всего народа за преступления, совершенные конкретными убийцами в конкретных обстоятельствах.
Достигнуть примирения между народами, имеющими сложную общую историю, омраченную преступлениями, очень трудно, но без критической массы определенного рода людей в каждом из этих народов, людей, одаренных чувством личной ответственности – просто невозможно.

 

Источник: Facebook

дата: 

Наши партнеры 

    Юлий Кошаровский история исхода