Эмиграция – это сначала очень больно, но потом проходит. Впечатления израильской жительницы

Это как с тебя сначала сняли шкурку, потом облекли в совершенно новую, чужую и неудобную оболочку и отпустили: живи.

Написать на эту тему меня сподвигла статья недавней репатриантки, бывшей российской журналистки. Читала и невольно вспоминала себя на этом отрезке пути.

В Израиле я чуть дольше автора, почти пять лет. Иногда тоже хочется оглянуться назад и обдумать это пятилетнее приключение.

Живя в России и будучи среднестатистическим жителем провинциального города, я никогда и в мыслях не имела уехать в такую даль. Ну в Москву, ну в Питер… куда-нибудь на Алтай… но за границу никак не планировала. А потом все было, как во сне: нахлынувшие чувства, восхищение солнечной страной, головокружение от новой жизни… И вот очнулась уже здесь с временным паспортом и статусом заграничной жены. Так что в моем случае переезд не был особо обдуманным шагом, меня сюда как засосало.

Эйфория сошла на нет где-то через год, и тогда началось узнавание местности. Это обескураживающее чувство, что ты в свои «за тридцать» беспомощен, как ребенок. Не физически, конечно, социально. Когда едешь в автобусе и боишься. Реально боишься, что сейчас к тебе обратятся, а ты, как инопланетянин, не сможешь ни понять, ни ответить.

А чего стоит это гложущее чувство невостребованности, ненужности и социального вакуума. Совершенно тошнотное ощущение. Тут обращаешь мокрые глаза в сторону Родины, где остались все твои социальные связи,  и где ты был своим среди своих.  Многие русские репатрианты в такой ситуации ищут (или даже пытаются воспроизвести – как кому позволяет интеллект, дерзость мысли и обстоятельства) привычную культурную среду. Для кого-то это русскоязычная домашняя группа в церкви, для другого - рабочий коллектив на заводе, где 80-100 процентов русских, третий создает «новые медийные пространства» под себя...  И это, правда, выход, и это спасает. Для меня это был тупик, по нескольким причинам. Одна из них – можно, так и не выучив иврит, застрять на этом ограниченном культурном островке навсегда (хотя, возможно, Израиль из таких культурно-ментальных островков, созданных выходцами из разных стран, и состоит).

В определенный момент я решила для себя, что нужно идти к НИМ. Даже несмотря на то, что среди НИХ, пока ты по-детски строишь фразы и вытаскиваешь из памяти новое слово, будешь чувствовать себя «суг шени» (вторым сортом).

Маленькое отступление. Приехав в родной город через год израильской жизни, я обнаружила, что не помню название ни одной улицы в своем районе. И это после 30 лет, прожитых в этом городе! Вероятно, мозг, шокированный необходимостью вместить еще один язык, попросту стер информацию, которую посчитал больше не пригодной к использованию, освобождая место для новой лексики, которую я усиленно в него загружала.

В эмиграции начинаешь о многом жалеть. Главное мое сожаление было о том, как бездарно я тратила время, сидя под теплым крылом отечества: за все годы так и не удосужилась выучить хотя бы английский. Английский и иврит одновременно человеку обычных способностей к языкам учить нереально. Пришлось второй язык на время отставить.

А тошнотное чувство неприкаянности пропало только вот год как. Это совпало с открытием, что мой мозг более менее абсорбировал чужой язык. То есть,  я, во-первых, способна понимать. А понимать начинаешь не только из-за большого количества заученной лексики и грамматики, потому что никто в жизни не говорит так, как в учебниках или на учебных дисках. Заметила, что каждый израильтянин «жует» слова по-своему. В понимании большая часть угадывания, а значит, есть некая накопленная масса языка. Во-вторых, могу объясниться, и при этом меня понимают. 

С овладением языком пришла работа, общение, социальные связи, ощущение «нужности», а значит, и полноты жизни.

Помню еще, что вначале была полная дезориентация – чем мне здесь заниматься, как себя применить? И масса беспокойства и расстройства по этому поводу. Я обдумывала множество направлений, иногда совершенно противоположных. Как бы я была благодарна тому, кто мог бы меня сориентировать, как найти свой путь здесь, в Израиле. Хотелось посоветоваться со сторожилом, который хорошо понимает израильскую жизнь, разбирается в ситуации в сфере занятости здесь, понимает людей, и при этом относится к тебе без предвзятости, ревности или человеческого узкомыслия.

Видимо, этим требованиям соответствует только Господь Бог. Да и по всем канонам жизни верующего, я должна была в первую очередь обратиться к Богу. Взять пост, молиться, спрашивать у Него направления. Я так и делала. Но так ничего определенного от Него не услышала. Кроме того, что Он всегда воодушевлял не отчаиваться и идти вперед. И еще Господь дал стих из Библии: «Всё, что делаете, делайте от души, как для Господа, а не для человеков».

Мне этого показалось мало. Мой «пытливый ум» (как недавно его некто охарактеризовал), толкал меня что-то предпринимать. И я записалась на прием к психологу, который помогает сориентировать новых репатриантов. Психолог провел тесты, как полагается, и рассказал мне обо мне то, что я итак знала. Добавив, впрочем, нечто новое – что, дескать, есть у меня некая мужская агрессивность, толкающая все время завоевывать, образно говоря, новые территории. Только вот я подозреваю, не спровоцировала ли данный вывод моя прическа – чрезмерно короткая стрижка. На самом деле это была уже достаточно обросшая лысая голова.

Стрижка на лысо, по большому счету, была способом преодолеть стресс. Давление достигло такой концентрации, что требовалась какая-либо выходка, чтобы открыть клапан и выпустить часть пара. Иначе, бы я попросту сбежала. Я всем говорила, что обрилась в порядке эксперимента, что ожидаю улучшения структуры волос. Иначе бы мои россияне решили, что у меня все слишком плохо. А мне не нужны были ни сочувствие, ни тайная радость завидующих. Сей факт означал только то, что я борюсь. Доступными мне способами. И, кстати, сработало. Да и волосы стали чуть лучше.

Так вот, что бы я, сегодняшняя, посоветовала тогда самой себе, только что «понаехавшей»:

«Прежде всего, успокойся. И уповай на Бога: «Предай Господу путь твой и уповай на Него, и Он совершит, и выведет, как свет, правду твою и справедливость твою, как полдень» (Псалом 36). Бог за тебя, если Он привел тебя сюда. Он заинтересован в том, чтобы ты нашла здесь свое место – то есть то, которое Он приготовил тебе, и выполнила здесь то, зачем Он тебя сюда привел.

Теперь, что от тебя зависит.

Ни в коем случае не идти на курсы на русском языке. Есть такие фирмы в Израиле, они рассчитаны на новых репатриантов, обещают быстрое обретение приличной профессии, трудоустройство и с этим нормализацию материального уровня и обретение социального статуса, близкого к стране исхода. Что больше всего и волнует русских, получивших одно, два высших образования там, и без языка оказавшихся здесь в положении восемнадцатилетних выпускников школы – все надо начинать сначала. Так вот, эти господа врут. С начальным послеульпановским ивритом на работу турагентом тебя не примут. И те «учителя» не особо разбегутся, чтобы тебе помочь, ведь деньги уже ими получены, а с незнанием языка, что они могут поделать. Разве что предупредить заранее, но это не в их правилах.

Не работай в интернете с российскими сайтами. То есть можешь, в качестве подработки, но не зацикливайся на этом.

Первые два года – идти работать в реальную организацию, фирму, магазин и всеми способами изучай язык. Работать – для того, чтобы понять эту жизнь, людей и обстановку. В идеале – иди работать туда, где говорят на иврите. Тебе не будет так комфортно, как в русскоговорящей среде. В своем зрелом возрасте с универом за плечами порой будешь чувствовать себя недоумком рядом с местными, вчера окончившими школу. И еще, если ты привык «работать головой», то узнаешь, как болят ноги после 8-ми часов механического стояния или хождения с одним пятнадцатиминутным перерывом. Но ты терпи. Сколько можешь.

Приходишь домой – найди время чтобы прочитать хотя бы абзац на этом вывернутом на изнанку языке. Естественно, выписав и заучив все незнакомые слова.

Может и не два года пройдет – сколько нужно, пока не поймешь, что способен учиться на иврите. Тогда иди на курсы, к тому времени ты уже определишься, что тебе подходит и интересно. Но ты будь реалистом и обращай внимание еще на то – кем реально потом сможешь трудоустроиться. Какова конкуренция в этой профессии, ты же понимаешь, что есть более молодые и лучше подкованные в языках. Да, и место проживания тоже играет роль.

Ну а затем, даст Бог, ты достигнешь того, к чему стремишься, и душа твоя успокоится".

Конечно, сколько людей, столько и ситуаций, и, соответственно, мнений. Кто-то скажет: в первые два года работать идешь не затем, чтобы жизнь изучать, а чтобы было, на что купить еду и заплатить за съем жилья. И тебе не до жиру, чтобы разбираться на русском там говорят или на иврите. Кто-то приезжает с английским и уже после ульпана способен пойти на курсы асават академаи – переквалификации для имеющих высшее образование…

Согласна. Я же написала, что советую самой себе, ну, и тем, кто в похожем положении. Хотя основной принцип действует для всех – хочешь, как здесь говорят «продвигаться» - учи язык. В этом, наверное, главный ключ к полноценной жизни в стране эмиграции.

 

Источник: Израильский дневник Mirico

 

рубрика: 
дата: 

Наши партнеры 

    Юлий Кошаровский история исхода