Борис Финкельштейн. Детективная генеалогия. ч.2. Детектив от Гершзонов

ДЕТЕКТИВ ОТ ГЕРШЗОНОВ

Часть первая: Борис Финкельштейн. Детективная генеалогия. Приключения архивного дилетанта

 

Что же мне было известно изначально?

С детства я знал несколько родственных семейств по линии своего деда - Гершзона Арона Абрамовича. Потомки пяти его сестер и брата живут сегодня во многих странах мира.

Дед, незадолго до своей кончины, вынужденно перенес могилы своих родных с еврейского участка киевского Лукъяновского кладбища на новое кладбище Берковцы.

Причина банальная: кладбище сносили ради сооружения киевского телевизионного центра. И никого в 60-х годах 20 века не смутило подобное строительство «на костях». Это был далеко не первый (и не последний) случай соответствующего отношения советской власти к национальным традициям и памяти.

Кого интересовало, что Холокост и «горнило» страшной войны практически не оставили потомков, чьи предки покоились на этом кладбище. В полном соответствии с моралью и действиями побежденных в той войне, победители (как и по отношению к Бабьему Яру) пускают «под бульдозер» многочисленные захоронения. Операция проходит «под пристальным оком» вездесущих работников особой организации из дома на Короленка 15, оградившей высоким забором происходящее от лика киевлян!

«Кто не смог или не успел – тот опоздал!».

Дед, к счастью для своих потомков, смог и успел.

Так, в результате этого действа, некий участок кладбища Берковцы положил начало так называемой (среди моих родных) «большой могилы».

Место для себя дед подготовил заранее – между своими родителями.

Отсутствие у меня знания еврейских традиций и языка, на долгое время отодвинули дату прочтения еврейских надписей. А, между тем, три мацевы «большой могилы» ждали своего прочтения потомками клана Гершзонов.

1. прабабушки: Брохи-Рейзл, дочери Моше-Израиля Шафрана, жены Абрахама Шафрана

2. прадеда Абрахама, сына Хаима-Гедальи Гершзон

(к сожалению, не лучшим образом восстановленная копия надписи)

3. старшего брата деда Янкеля-Давида сына Абрахама Гершзона

Не каждому потомку, рожденному во второй половине существования СССР, достался в наследие такой важный информативный «подарок». Правда, далеко не каждый (о чем свидетельствует состояние могил на тех же Берковцах) из потомков, взращенных СССР, дает себе отчет о важности сохранения этого наследия и памяти!

Информация из книги «Весь Юго-Западный край» явно продвигала меня к Смеле.

Но я знал, что в начале 20-го века мой дед, его братья и сестры уже жили в Киеве. Значит нужно начинать поиск в Киеве, увязывая здесь какие-то исторические «зацепки». Несколько интернет сайтов, связанных с генеалогией, четко обозначили первое направление: Центральный государственный исторический архив Киева (ЦГИАК). Именно там сосредоточен основной пласт первичной фактической информации – метрические книги разных мест Киевской губернии Российской империи.

Мое первое посещение ЦГИАКа прошло именно в тех тонах, которые описывались выше: «Ушат холодной воды», забытое чувство неподготовленного к экзамену студента, скрипящие от бессилия зубы и т.д. и т.п.

Несколько часов, проведенных (по направлению «распорядительницы» читального зала) в каталоге еще более подчеркнули ничтожность моих знаний архивного дела.

Кстати, Смела, по карточным ориентирам каталога, не порадовала меня какими-то определенными находками.

Тем не менее, утро следующего дня я встретил в «предбаннике» читального зала.

То ли день выдался солнечным, то ли вчерашняя «снежная королева» встала с нужной ноги?.. Может быть, ее сразила моя тупая настойчивость?.. Ее первая фраза сразила наповал:

«Попробуйте посмотреть нашу выборку по раввинатам»!

Почему этот документ, все-таки, «всплыл» ко мне сегодня, а не вчера?

Оказывается, полный перечень дореволюционных, хранящихся в архиве еврейских метрических книг был систематизирован (по местам Киевской губернии и годам действия), напечатан и «сбит» в удобную для просмотра папку, находящуюся у работника читального зала. Эту папку можно попросить в любое время, любым желающим (кто знает о ее существовании и местонахождении!)

После получения оной мои заказы обрели, наконец, реальные атрибуты.

Понятно, что перед походом в архив я подробным образом таблично отобразил все точно известные мне факты о родных с соответствующими датами. По киевским метрикам свой первый заказ я сформировал быстро.

По Смеле метрических книг в перечне «не присутствовало».

Моя первая неделя работы в архиве принесла первый успех – первая найденная запись в метрической книге: запись о рождении двоюродной тети, той самой, чье захоронение располагалось с краю «большой могилы».

- 27.12.1918 у сквирского купеческого сына Янкель-Дувида Абрамова Гершзон и его жены Райцы родилась дочь, нареченная Раисой.

«Вот тебе, бабушка, и Юрьев день».

Оказывается, мой прадед был купец! Но, почему-то, сквирский!

А как там Сквира представлена в перечне?

Увы. Меня ждало очередное разочарование. По Сквире в ЦГИАКе еврейские метрики представлены не были.

Позже в киевских метриках из ЦГИАК я нашел еще несколько записей, подтверждающих «сквирский след».

- 30.01.1898, брак брусиловского мещанина Иося-Нуты Овсеева Казначея и сквирской мещанки Марьям-Фрейдель Аврумовой Герзон

06.10.1899, брак мещанина м. Деражня, Летического уезда, Подольской губернии и сквирской мещанки Хавы Абрам-Хаимовой Гершзон

- 01.02.1915, брак киевского 1 гильдии купеческого сына Абрам-Айзика Гитманова Хорошанского и сквирской 1 гильдии купеческой дочери Рывки Аврумовой Гершзон

Все упомянутые в записях невесты (как и часть из женихов) были известны мне не понаслышке – родные сестры моего деда.

Еще одна запись из ЦГИАК  - запись о смерти  прабабушки.

- 11.12.1916, смерть, жена 1 гильдии сквирского купца Рейза Гершзон

Таки, Сквира! Но, явно просматривался факт, что с определенного времени (порядка с 1900 плюс/минус 5 лет) семейство Абрахама Гершзона проживало в Киеве. До этого – возможно в Сквире. Об этом «говорили»  метрики по Киеву: рождение деда (1887 года рождения), его брата и сестер там отсутствовало.

«Гуляние» по различным генеалогическим сайтам дало несколько подсказок, ведущих в другой киевский архив – Государственный архив киевской области (ГАКО).

Оказалось, что по Сквире там не все так плохо, как в ЦГИАК. Сохранились даже переписные листы от переписи 1897 года, проведенной в Российской империи.

К моменту «прозрения» по Гершзонам, мне уже довелось работать в ГАКО с переписными листами 1897 года по другим направлениям своей родословной. Богатейший источник информации. Хотя этот источник - не самый полный и не такой точный, как метрические книги. Пояснение этому в следующем.

1. По высочайшему императорскому приказу перепись проводилась для статистики. После подведения итогов и внесения статистических данных, переписные листы должны были уничтожаться. Хвала царской бюрократии и методам связи. Часть отдаленных от центра мест не выполнила высочайшее распоряжение.

2. К сожалению, переписные листы, дошедшие до наших дней, практически ни по одному населенному пункту не отличаются совершенной полнотой. Многое было уничтожено временем и событиями.

3. Каждый, кто работал с этим источником информации, мог обратить внимание на достаточно многочисленные неточности: в написании фамилий и имен, в указании возраста и прочее.

Объясняется это следующим:

- переписчики ходили по домам и «с голоса на слух» производили запись.

- еврейские жители, в большинстве своем, не владели русской грамотой и не могли прочесть и сверить запись

- у переписчиков отсутствовала необходимость документальной сверки записываемого материала.

Тем не менее, эти документы дают исследователю обширный материал для глубинных поисков. Ведь в переписных записях присутствуют посемейные списки с местами рождения, приписки и фактического жительства всех переписываемых. Плюс информация о роде деятельности и образовании.

По Сквире в ГАКО сохранилось более 40 объемных дел с переписными листами.

И хотя я подозревал, что семья Абрам-Хайма Хаим-Гедальевича Гершзона к этому моменту уже проживала в Киеве, все же надеялся на удачные находки или, хотя бы, какие-то элементы присутствия в это время в Сквире кого-то из представителей фамилий Гершзон или Шафран.

Нашлись и те, и другие. Проблема состояла в том, что нити родства никак не увязывались. Но, я выполнил то, что делают в подобном случае опытные поисковики – подробно выписал всю информацию по однофамильцам.

По ходу работы над делами по Сквире произошло одно событие, которое иначе как «указание свыше» назвать нельзя. Совершенно случайно, работники архива, выполняя мою заявку, перепутали номер описи. В результате, вместо дел по Сквире я получил несколько дел с переписными листами по Бердичеву.

Еще в истоках своей работы в ГАКО я задался вопросом: «Почему каждый исследователь должен бесполезно «лопатить» огромное количество дел в поисках искомой фамилии?»

Коэффициент успешности такого поиска редко превышает 10%. Вот если бы в архиве при каждом деле присутствовал хотя бы перечень встречающихся фамилий, то исследование могло проходить куда более эффективно. Да и дела бы не так быстро изнашивались от процессов бесполезных просмотров.

Это предопределило мой принцип работы в архиве: «Кроме личных подробных выписок, я составлял опись еврейских фамилий из каждого дела!»

Позже, сотрудничая с сайтом «Еврейские корни», я начал делать выписки из дел по предварительным заказам посетителей сайта. Это был мой личный возврат к еврейским традициям ЦДАКИ.

Конечно же, подобный подход к проработке дел явно тормозил процесс поиска, но удовлетворение от высокой коллективной результативности и полезности многократно перекрывает временные затраты!

 В тот день, когда я ошибочно получил Бердичевские переписи, передо мной предстало два варианта действий:

- сдать бердичевские дела без просмотра, оформив новый заказ на другой день

- проработать выданные дела обычным способом, дабы компенсировать «холостой» приезд в архив.

Пролистав первую папку, я понял, что такой насыщенности еврейских фамилий в предыдущих делах я еще не встречал!

Что я до этого знал о Бердичеве? Фактически ничего. В памяти всплывала только фраза из полублатной песни: «А кто напасть посмеет на Бердичев, тому фурункул вскочит на пупок».

В моем сознании Бердичев проходил как глубокая периферия, ничем не связанная с историей моей семьи.

В первом же деле я наткнулся на семью Гершзон. Сразу вспомнились «кланы» из книги «Весь ЮЗК».

Это еще более продвинуло меня к мысли проработать дела. Так, по случаю.

Но, после того как я приступил к формированию привычного фамильного списка, «смак» от работы ощутил в полной мере. Возможно, Ильф и Петров черпали свое вдохновение из одесских аналогов? По Бердичеву проходили фамилии практически всех персонажей из их бессмертного творения.

Возможно, что и Шолом-Алейхем под Егупцем подразумевал не Киев?

На сайте «Еврейские корни» мое сообщение и выкладки по Бердичеву вызвали настоящий фурор. Количество просьб с заказами зашкаливало. Это был тот случай, когда я решил пойти вразрез своему принципу: «Принимать заказы на выписки «в теле» личного поиска».

 В ГАКО оказалось более 100 дел по Бердичеву с переписными листами по переписи 1897 года. Этот массив я решился переработать.

Конечно же, фамилии Гершзон и Шафран, достаточно широко представленные в этих делах по Бердичеву, выписывались и «складывались в корзину», с надеждой на будущее. Но связь с моими предками вновь не просматривалась. Впрочем, я и не ждал ничего от Бердичева. И зря. Со временем я смог убедиться в этом.

В параллели с этой работой, мной в ГАКО прорабатывались два перспективных направления: ревизские сказки и списки по воинской повинности. Здесь нашлись свои источники: и по Сквире, и по Смеле!

Но к этим богатейшим источникам информации я приступил только после того как, практически полностью, переработал переписные листы по Сквирскому уезду. Нужные мне фамилии встречались в разных местах. Но пресловутое «еврейское счастье» каким-то роком потешалось над тщетностью моих усилий. Скольких заказчиков сайта «Еврейские корни» осчастливил, а своих не находил. Позже выяснится – таки, находил! Но в тот период не связал со своими родными выписанных представителей фамилий!

Ревизские сказки по Сквире принесли тот же результат.

Первой «ласточкой» оживившей мою «корзину» стала информация из списков по воинской повинности по Смеле:

Смела_1875_воинская повинность

Бердичевский мещанин Герзон Мошко Хаим Гдалев, 23 года

Сын: Нухим -3 года

Зацепка? Именно тот Мошко Хаим Гедал., упоминаемый в книге «Весь Юго-Западный край»! Но с припиской к Бердичеву!

А вдруг и мой прадед Абрахам Хаим-Гедальевич – потенциальный родной брат этого Мошко (с близкими возрастными параметрами) перед своим попаданием в Сквиру был приписан к Бердичеву?

Тема Бердичева из «сторонних» переходила в разряд «потенциальных»!

Вторую находку подарила мне Ревизская сказка по 10-й ревизии 1858 года.

Бердичев, купцы, 1858

(Пояснение записи: возраст по 9-й ревизии 1850 года /возраст по данной ревизии)

Купец 3 гильдии Гершзон Ицко Гершков  - 63/71

Жена: Хана–Фрейда Вольфова -68

Сыновья:

1-й: Абрам Ицков  - 41/49

Гинда Янкелева - 48

1.1. Шулим Абрамов – 23/31

2-я жена Шулима: Лея Файвишева – 25

Сыновья:

От 1-го брака: 1.1.1.Гдаль -13, 1.1.2.Несанель-Герш -10

От 2-го брака: 1.1.3. Нухим -5

2-й: Моше-Лейб Ицков – 37/45

Мирля Берова - 43

Сура -25, Двойра -20, Блюма -16,

Сыновья Моше-Лейба:

2.2. Бериш -21,

2.3. Юда -18,

2.1. Хаим-Шулим – 16/24

Лея Мордкова - 20

3-й: Иось Ицков -  32/42

Лея Хаим-Гдалева - 39

Сыновья Иося:

3.1 Хаим-Гдаль Иосев  - 16/24

Малка Мордкова - 22

Моше - 7

3.2 Дувид-Герш  - 13/21

Голда Мошкова -20

3.3. Мендель – 10/18

4-й: Дувид Ицков – 29/37

Марьям Янкелева -34

Перля -9, Двойра -3, Янкель -10, Нухим -6

 

Ситуация запутывалась. Такая информация, но никакого упоминания об Абрахаме.

О Моше – практически все. До его прадеда. Даже происхождение имени Хаим-Гдаль стало понятно. Может быть, я упустил что-то по Смеле?

Просматриваю копию 1875 по воинской повинности и обращаю внимание на приписанную запись:… «лицензия»!

23 года призывнику, а он не призван в рекруты!

Как важно поисковику знать законы того времени. Оказывается, можно было откупить сыновей от призыва, приобретя за 500 рублей (огромная по тем временам сумма) соответствующую лицензию.

Значит, Хаим-Гедалья купил подобную лицензию для своих детей, защитив их от призыва.

Но в найденной информации отсутствовала важнейшая для меня информация о сыне Хаим-Гедальи по имени Абрам-Хаим! Ответ мог находиться в более поздних источниках.

Воинские списки по Бердичеву 1875 года не подвели.

- Герзон Хаим-Гдаль Иосев - 40

Иось -13, Ицко -11, Нухим -2,

Мошко -22 (есть квитанция от 02.02.1874)

Нухим -3

Но где же еще один сын Абрам-Хаим? В этом же деле присутствовали и другие записи по Гершзонам (Герзонам). Одна из них показалась мне особенно интересной.

 - Герзон Хаим-Шулим Мойше-Лейбов - 40

Аврум -17

То есть у Хаима-Шулима (одногодки и двоюродного брата Хаима-Гедальи) был сын Аврум. Может быть, именно он и является моим прадедом?

Подтверждение этому предположению мог дать только один документ – метрическая запись о браке Абрам-Хаима Хаим-Гедальевича Гершзон и Брохи-Рейзл Моше-Израилевой Шафран. Этот брак состоялся в период 1876 по 1883. Возможно - в Бердичеве, но, скорее всего – в Сквире – по месту жительства супруги?

В ЦГИАКе  таких записей не оказалось. Зато в ГАКО нашлась кое-какая информация.

 Сквира, 1874, воинская повинность

Шафран Шая (Овшей) Срулев -54

Шулим – 18

Странная запись: племянник (выяснится позже - муж сестры) - Шимон Шаев Шафран -60

Сыновья:

1-й  - Шая -42,

2-й  - Мошко-Сруль (по евр. Моше Исроэл) -38, живет отдельно в своем доме

Шулим -13, Волько -8

3-й - Волько-Шлиома – 30,живет в Тетиеве Таращ.у., со слов – умер 8 лет назад

В ревизской сказке по Сквире из 9-й ревизии 1850 года была найдена такая запись:

Шафран Сруль Кивович -54/ум.1838

Сын: Шая– 14/30

Жена: Элка -25

Хана -2

Дочь: Рейзя -34

Ее муж: Шафран Шимон Шаевич – 20/36

Сыновья:

1-й –Шая – 2/18

Хава -20

2-й –Мошко -14

3-й – Волько -6

То есть. Появилось предположение, что в Сквире у Моше-Исроэля Шимоновича Шафран, кроме сыновей, была дочь, нареченная Рейзл (может быть, Броха-Рейзл), так названная в честь умершей к тому времени бабушки. Возможно, что именно она являлась моей прабабушкой?

Тогда можно предположить, что в период с 1875 по 1883 бердичевский мещанин Аврум (Абрам-Хаим) Хаим-Шулимов Гершзон женится на сквирской мещанке Брохе-Рейзл Моше-Срулевой Шафран. Переезжает к тестю. При этом дабы избежать призыва, меняет отчество с Хаим-Шулимов на Хаим-Гедальев и предъявляет в военное ведомство ту самую «лицензию», которая была куплена на детей Хаима-Гедальи. С тех пор он официально проходит как Абрам-Хаим Хаим-Гедалья Гершзон.

Это предположение подтверждают имена детей и внуков моего прадеда Абрама Гершзона. По какой непонятной причине имена Хаима-Гедальи и его жены не возродились именами потомков по этой «сыновьей» ветви?

Из всего вышеизложенного следует - присутствует высокая вероятность достоверности этих, основанных на имеющейся информации, умозаключений и выводов!

Конечно, без метрических подтверждений все изыскания, находки и выводы остаются недоказанными.

Поэтому и данная детективная история пока остается незавершенной.

Но остается надежда, что искомая метрическая запись когда-то (в том или ином архиве) найдется, открыв дорогу к еще более глубинному поиску моих корней.

Борис Финкельштейн для сайта Ваада

 

 

nike air max 90 style

дата: