9-ый Одесский международный кинофестиваль. Израиль в фокусе кино. Часть третья

Продолжая разговор о фильмах секции «Фокус: 70 лет израильского кино», хочу остановиться подробнее на фильме 2005 года «Иди и живи» режиссера Раду Михаиляну.  Эта лента – совместная продукция Израиля, Бельгии, Франции, Италии, получившая в год своего создания множество наград, таких как приз зрительских симпатий программы «Панорама» Берлинале, два приза «Золотой лебедь» Копенгагенского кинофестиваля, приз за самый популярный фильм на кинофестивале в Ванкувере, национальную французскую кинопремию «Сезар», была очень тепло принята зрителями Одесского международного кинофестиваля 2018 года. В основу сюжета легла реальная операция «Моисей» 1984 года, в ходе которой группа эфиопских евреев была переправлена из суданских лагерей беженцев в Израиль. Мама эфиопского мальчика, спасая его от голодной смерти, отправляет сына в Израиль с эфиопской еврейкой Ханой, которая только что похоронила своего ребенка, и теперь выдает чужого сына за своего умершего Шломо. Мальчик скрывает своё нееврейское происхождение, чтобы избежать отправки обратно в Африку. После смерти Ханы Шломо оказывается в интернате, где его поведение удивляет и раздражает одноклассников, педагогов и психологов. Его готовят к переводу в специальное учебное заведение для детей с девиантным поведением. Именно в этот критический момент Шломо усыновляет еврейская семья. Искренняя любовь приемных родителей и всей приёмной семьи защищает мальчика от самых болезненных моментов, связанных с адаптацией в новом обществе. Здесь и расизм, и незнание еврейских законов, которое может выдать происхождение мальчика, и его неизбывная тоска по своей матери и родной Эфиопии. Умный, настойчивый и доброжелательный ребенок становится лучшим учеником, лучшим знатоком Торы и Танаха, любящим сыном и братом. В награду за все мучения судьбой ему дарована любовь одноклассницы Сары, красавицы, еврейки польского происхождения, которая ради союза со Шломо порывает отношения со своей семьей, не принимающей зятя. Карьера врача, взаимопонимание и любовь в семье, предстоящее счастливое отцовство – всё в один миг оказывается под угрозой, когда Шломо решается рассказать Саре правду о себе. Молодую жену поражает не истина о его происхождении, не его нееврейские корни, а то, что он врал ей все 10 лет их дружбы и любви, что он никогда не доверял ей настолько, чтобы открыться и быть понятым и принятым. Это испытание, угрожающее полным разрывом, Саре и Шломо помогает преодолеть приемная мама, которая безоговорочно принимала, понимала и защищала своего сына в самые трудные моменты его жизни, приняла его и теперь, узнав правду. «Это просто удивительно, сколько матерей тебя любят!» - говорит Сара Шломо во время их примирения. И действительно, этот фильм – настоящий гимн материнской любви трех женщин: родной мамы Шломо, Ханы, взявшей его с собой в Израиль, и Яэль, вырастившей его. Наверное, кому-то фильм может показаться излишне сентиментальным, особенно его финал – возвращение Шломо в качестве врача международной гуманитарной миссии в лагерь беженцев в Судане. И особенно неправдоподобной может показаться «лубочная» сцена встречи Шломо с постаревшей матерью, ожидающей сына в том же месте, где она рассталась с ним полтора десятилетия назад. Но именно этот финал придает фильму сходство с притчей, и даёт надежду на торжество справедливости и любви в мире, наполненном болью и жестокостью.

Фильм «Аджами» (Израиль, Германия), снятый в 2009 году режиссёрами Скандаром Копти и Яроном Шани, тоже обладает множеством международных наград. Это и специальное упоминание «Золотая камера» на 62-м Каннском кинофестивале, и пять премий «Офир» Израильской киноакадемии, и три приза кинофестиваля в Салониках, Гран-при кинофестиваля тёмных ночей в Таллинне, и номинация на премию «Оскар» за лучший фильм на иностранном языке 2010 года. Действие фильма происходит в районе Яффы, который называется Аджами, и в нем переплетаются нескольких сюжетных линий, связанных с ключевыми персонажами ленты. И, как неоднороден и пестр мир этого места, так не похожи судьбы главных героев. Это арабский юноша Омар, пытающийся достать крупную сумму денег, чтобы откупиться от кровной мести, угрожающей его семье; это палестинский юноша Малек, нелегально работающий в кафе араба-христианина Абу-Эльяса, мечтающий собрать деньги на оплату операции матери, и готовый за это работать на хозяина всю жизнь; это израильский полицейский Дандо, который вместе со своей семьей ищет пропавшего во время службы в армии брата, и узнающий, что тот был похищен и убит. Фильм многослоен, в нем нескольких историй, которые рассказываются с разных сторон. И каждый новый слой, открывающийся зрителю, – обнажает болезнь окружающего общества, показывает это так жёстко, как если бы это происходило под скальпелем хирурга, препарирующего больной орган. «Ткань» фильма пропитана противоречивой фактурой места действия и действующих лиц, где ложь, осознанное предательство, корысть и откровенная жестокость, переплетаются с искренней любовью, наивностью, беспомощностью персонажей, замешанной на нелепых случайностях, меняющих логичный ход событий.  Динамичный, жёсткий фильм отражает жизнь района, где можно получить удар ножом в сердце в заурядной бытовой ссоре между соседями, где выстрел «кровного мстителя» обрывает жизнь случайного подростка, принятого «мстителями» за другого. Как говорит один из героев фильма: «От любви до ненависти - один квартал». Как хочется после такого реализма увидеть просвет в реальной жизни, пройти этот «квартал» в обратном порядке, от ненависти к любви. Но, думаю, увы, пока мир далек от этого. Быть может, когда-то…

Марина Константинова, Одесса

рубрика: 

Наши партнеры 

Юлий Кошаровский история исхода