Студия "Лимонад" он-лайн

Программа работы студии включает проведение он-лайн лекций, презентаций, концертов и интервью.
Видео лекций по ссылке

Магістерська програма «Юдаїка» 

в межах спеціальності «Історія та археологія» НаУКМА 

запрошує на вступ 
 

ДЕНЬ ВІДКРИТИХ ДВЕРЕЙ он-лайн
запис за посиланням

 
 

В Тетиеве открыли памятник жертвам еврейских погромов 1919-1920 годов

На открытиии памятника жертвам погрома в Тетиеве

Источник: Хадашот

Один бандит схватил топор и разбил голову моего сына Йоси, 18 лет. Они также раскололи голову моего брата Якова, 16 лет, и отрубили руки брату Гиршу. Он умер. Его жена Брейна была убита ужасным способом. Мой сын Ицик, 20 лет …был найден и убит. Бандиты жестоко убили всех, кого нашли в доме — семью из двенадцати человек Элиэзера Лютцеска (Клоцман). И восемь членов моей семьи. Мой маленький сын Исайя лежал под грудой трупов, залитый кровью. Но с большим трудом нам удалось вытащить его из-под трупов. Из свидетельских показаний Эстер Руди Щук, 42 лет, о погроме в местечке Тетиев Киевской губернии.

Согласно переписи 1897 года из 3493жителей Тетиева 3323 были евреями. Не то, чтобы их жизнь до Гражданской войны была очень благополучна, но погром марта 1920 года уничтожил 3/4 общины. Примерно 4000 евреев были вырезаны, 1500 человек удалось спасти прибывшему из Погребищ отряду красноармейцев.

От Тетиева остались одни развалины, — свидетельствовал очевидец. По всему местечку валяются сотни сгоревших и убитых. Все колодцы запружены трупами.

«Три года назад мне написала молодая женщина, собиравшая материалы об этом погроме и о главе местной еврейской самообороны — Гирше Турии», — рассказывает историк Надя Липес. О погроме Алена Коцеруба узнала от своей мамы, а та — от бабушки, которая, впрочем, наказала особо не распространяться. А потом Алене попалась на глаза брошюра, из которой следовало, что Тетиев считался когда-то еврейским местечком. Но вот евреев она в родном городе в глаза не видела. И задалась вопросом — куда же они делись? Ответ был очевиден. Как раз тогда в Тетиеве собирались ставить памятник вождю погромщиков атаману Куравскому. Сын которого (отца, впрочем, не знавший) оказался во главе местных полицаев 21 год спустя.   

После нескольких историй о погроме, подобных вынесенной в начало статьи, Алена перестала спокойно спать. «После такого чтения и в самом деле уснуть не просто, — говорит Надя Липес, основатель сайта jewishpogroms.info, не первый год изучающая погромы 1918-1920 гг. в Украине. — Если у вас есть совесть, конечно».

Еврейские беженцы из Тетиева во дворе отдела соцобеспечения, Одесса 

Общение с еврейскими организациями окончилось ничем — никто не захотел поучаствовать в установке памятника убитым здесь евреям. Хотя в Тетиеве уже был мемориал и жертвам Колиивщины, и погибшим в годы Голодомора, а евреям — не было. И он бы не появился, не реши Алена с мужем Александром взять инициативу на себя.  Почему? Да потому что, говорит она, «нас, оказавшихся в нужное время в нужном месте, словно выбрали». И с этим не поспоришь. Так, при поддержке единомышленников, среди которых и мэр города Руслан Майструк, и на личные средства тетиевчан появился этот памятник.  

«Впервые о еврейской истории города я услышал от моего советника, а сейчас уже заместителя Алены Коцерубы, — признается мэр. — Архивные документы шокировали — сто лет назад город был фактически уничтожен в погроме. Шок смешался с удивлением, ведь до сих пор в Тетиеве не было даже таблички с упоминанием о тех ужасных событиях».

Ради справедливости надо сказать, что именно при Майструке два года назад две улицы получили имена знаменитых земляков-евреев — Гирша Турия (правда, это решение апелляционный суд впоследствии отменил) и Якова Орланда. Гирш погиб в стычке с бандитами в 1919 году, а пятилетний Яков чудом выжил. «Я спрятался в деревянной бочке и через трещины видел все происходящее, — писал он много лет спустя.  — На моих глазах убивали мою семью. Десять человек. Голова моего деда покатилась как футбольный мяч. Тетя и дядя были убиты. Две их дочери — 13 и 14 лет — изнасилованы. А потом погромщики подожгли синагогу. Когда кто-то пытался бежать из нее, его убивали».

   

Гирш Турий                                      Яков Орланд

Через год маленький Яков был увезен в Эрец Исраэль. Его творческая судьба сложилась весьма удачно — Орланд был успешным драматургом и членом Международного ПЭН-клуба, возглавлял Союз израильских писателей, а в 1994 году удостоился Государственной премии Израиля.

В 1939-м Орланд написал почти пророческие строки об украинском детстве:  

В тех давних странных снах, холодных и немых,
Те годы усыпив и прошлое рассеяв,
Мы будем ждать, пока, признав нас за своих, 
Оно нам вновь не бросится на шею.

Только сегодня евреев бывшего местечка постепенно стали «признавать за своих» — в 2018-м Яков Орланд посмертно стал «Почетным жителем Тетиева», а 30 июня этого года на территории еврейского кладбища открылся Мемориал памяти жертв еврейских погромов 1919-1920 гг.

Впрочем, погром, положивший конец еврейской общине города, «своей» историей считают в Тетиеве далеко не все. Так в одной из групп в FB некоторые обеспокоенные горожане высказывают опасения, мол, не превратится ли Тетиев в Умань (спешим их успокоить — не превратится); другие интересуются, на чьи деньги увековечили память земляков (ни копейки из городского бюджета на монумент не истрачено); имеются ли все необходимые разрешения (мемориал, напомним, открыт на еврейском кладбище).   

Установленные имена земляков, погибших в еврейских погромах 

Для многих остается героем таращанский атаман Оверко Куравский — жених знаменитой атаманши Маруси Соколовской. «Подвиги» же Куравского в Тетиеве историк Роман Коваль описывает так: «Хто знає, може, й українські селяни долучилися до розподілу «воєнної здобичі» — адже євреї в багатьох небезпідставно ототожнювалися з немилосердною совєтською владою. Хто заперечить, що особливо багато їх було серед каральних органів окупантів». Так элегантно домашний скарб 4000 убитых евреев превращается в «военную добычу», а сами они — от младенцев до глубоких стариков — в «карательные органы оккупантов». Впрочем, с каждым днем эта «версия» находит все меньше сторонников.    

«Когда мы строили мемориал, вокруг крутилось много детей, — говорит Руслан Майструк. — Им действительно интересна эта история. И если эти дети не просто прочтут надписи на памятнике, а сделают выводы, то не все еще потеряно в нашем городе».

Максим Суханов