Раса Чепайтене. "Скандал поднял новую волну войн памяти" (О книге Руты Ванагайте "Наши" и реакции литовского общества)

Дискусії про історію Другої світової, зокрема про Голокост, колаборацію та опір, є і надалі одними з найбільш болючих для країн Центрально-Східної Європи. Маргіналізація теми Голокосту у радянський час, а також дискурс про антирадянських «буржуазних націоналістів», що проголошувалися єдиними поплічниками нацистів у час окупації, викликає труднощі та конфлікти в обговоренні цих тем сьогодні. Тоді як багато істориків зберігають вірність парадигмі історії, здомінованої виключно «героями і зрадниками», «стражданнями і боротьбою нації за незалежність», серед публіки росте все більший запит на критичне та зрозуміле для не-фахівців осмислення минулого. У цій ситуації роботу істориків все частіше беруть на себе не-професіонали – журналісти, письменники, блогери…   і часом важко зрозуміти, чого більше у їхній поставі – пошуку істини, провокації чи некомпетентності. Д-р Раса Чепайтене, старший науковий співробітник Інституту історії Литви, спеціалістка у сфері досліджень колективної пам’яті та культурної спадщини, розповідає про культуру пам’яті про Голокост у Литві та про скандал навколо письменниці Рути Ванагайте.

Ирина Склокина: В чем суть конфликта вокруг писательницы Руты Ванагайте и ее книги «Наши»?

Раса Чепайтене: Рута Ванагайте –  театролог, организатор фестивалей, PR-щик, писательница. Пишет хорошо покупаемые книги в жанре популярной психологии, а также в 2016 г. издала книгу „Mūsiškiai“ («Наши»), посвященную теме Холокоста в Литве[1]. В книге, как и в частых публичных выступлениях автора за рубежом, продвигалась мысль, что литовцы во время Второй мировой войны якобы массово уничтожали местных евреев, что такой была официальная политика Литовского государства[2] (которого в действительности тогда не существовало, страна была оккупированна нацистами), что нынешние литовцы должны признать свою коллективную вину и ответственность за эти преступления и коллективно покаяться, что якобы в каждом доме есть вещи, награбленные у жертв геноцида[3], во ртах литовцев – еврейское золото[4]  и т.д. и т.п. Ванагайте даже договорилась до того, что нынешняя эмиграция и пустеющая провинция – это кара за тогдашнее всенародное преступление5. Также она утверждала, что эта тема совсем не исследуется историками (неправда), что все боятся о ней публично даже обмолвиться (неправда) и только она одна осмелилась об этом заговорить.

Автор, рекламируя свою книгу, активно выступала в медиа, охотно ее приглашавшую, заявляя, что ее сейчас начнут преследовать, но этого не произошло. Либеральная часть общества и культурной элиты приняла книгу "на ура". Знатоки темы написали рецензии6, заявляя, что Ванагайте не имеет представления о том, что такое корректное историческое исследование и что ее книга по существу очень тенденциозна и однобока, и умалчивает о других важных факторах и событиях военного времени. Ведь автор сама призналась, что о Холокосте до недавнего времени не знала почти ничего, что ей не помешало за год (!) не только исследовать эту тему, но и написать и издать книгу. Но большинство просто промолчало, не желая ввязываться в это дело и прославиться антисемитами. Историки также выяснили, что фото, использованное на задней обложке книги, якобы иллюстрирующее расстрел литовцами еврейских сограждан, в действительности является фальсификатом (см. фото вверху (оригинал) –  расстрел немцами сербских партизан в 1941 г; фото в зеркальном виде в низу –  задняя часть обложки книги Ванагайте "Наши"). Фальшивка была обнаруженна еще задолго до нынешнего скандала7, хотя и не вызвала особой реакции. Ирония заключается в том, что под ней помещена фраза Томаса Венцловы о том, что "эта книга нам поможет более объективно и зрело посмотреть на свою историю, преобрести больше истинного национального самосознания и достоинства"...
Хотя Ванагайте была указана как единственный автор этой книги, в интервью за границей упоминается о ее соавторе (или настоящем авторе?) –  известном "охотнике за нацистами", руководителе центра Саймона Визенталя Ефраиме Зуроффе (кстати, на обложке только что вышедшей в свет польской версии книги уже указаны обе фамилии).
После литовский журналист Аркадий Винокур издал книгу "Мы не убивали"[8], которая была реакцией на книгу Ванагайте, опровергающая ее чересчур далекоидущие выводы.

Ирина Склокина: С чем был связан новый скандал?

Раса Чепайтене: На днях Рута Ванагайте презентовала свою новую, автобиографическую, книгу «Курица с головой салаки», накануне выхода которой заявила, что один из лидеров послевоенного антисоветского сопротивления (1945-1953) Адольфас Раманаускас, бригадный генерал по кличке Ванагас, т.е. Ястреб, не был никаким национальным героем, а еще во время первой советской оккупации Литвы в 1940-1941 гг. его якобы завербовал НКВД, а во время войны он якобы еще и уничтожал евреев. Ванагайте и Зурофф заявили, что у них есть документальные доказательства, однако их не представили. Ванагайте также заявляла, что Ванагас во время арреста в 1956 г. предал всех своих друзей и что все страшные ранения от зверских пыток, нанесенных ему сотрудниками НКВД под руководством Нахмана Душанского (который после распада СССР эмигрировал в Израиль, и которого Литва многие годы безуспешно пыталась привлечь к уголовной ответственности за преступления против человечности), о которых известно из протоколов НКВД, он якобы сделал себе сам при попытке самоубийства, включая... кастрацию и многократно выколотый глаз.
Зурофф также обратился в литовский парламент, в недавно созданную Государственную коммиссию по исторической памяти, и потребовал отменить провозглашение 2018 г. годом Раманаускаса-Ванагаса в честь его 100-летия9. "У меня есть доказательства того, что он не герой, а преступник, уничтожавший евреев"- заявил Зурофф. "ОК"- ответила коммиссия, – "предьявите эти доказательства". "Не буду. Вы должны поверить мне на слово"- ответил тот. А также он потребовал сотрудников советских репрессивных структур еврейского происхождения, погибших от рук антисоветского подполья, официально признать жертвами Холокоста.
Тут разразился скандал. Общественность не могла больше не реагировать. Историки, специалисты по теме, заявили, что биография Ванагаса очень хорошо исследована, и там нет инкриминируемых ему преступлений. Что нельзя судить об специфическом историческом материале и тем более делать такие громкие выводы на основе лишь случайного перелистывания одного дела, на материалы которого опиралась Ванагайте, из более чем 20 дел, которые НКВД завело на Ванагаса. Высказались и люди, лично его знавшие и помогавшие ему скрываться, которые никогда не были арестованы, т.е. он, несмотря на нечеловеческие пытки, их не выдал. Социальные сети просто взорвались. Появился hashtаg #"AšЕsuVanagas", т.е. "Я Ванагас". Издательство Alma littera, крупнейшее в Литве, в котором до того публиковалась Ванагайте, решило изьять из продажи ВСЕ ее книги, включая новейшую (их хотели отдать автору, но она отказалась. Судьба книг пока не ясна, поскольку издательство, после публичного заявления, что прекращает любое сотрудничество с писательницей, отгородилась стеной молчания, а позже сообщило, что проводит консультации с юристами по расторжению контракта, а также в будущем не будет переиздавать и поэзию известного поэта Костаса Кубилинскаса, которая считается шедевром литовской литературы для детей и которая популярна до сих пор, несмотря на общеизвестный факт, что будучи партизаном, схваченным советскими репрессивными структурами, он взамен на возможность творить не только предал своих боевых товарищей, но и лично их убивал). Об этом решении сейчас ведется много споров, тем более когда выяснилось, что директор Alma littera – бывший сотрудник КГБ. Нет, Ванагайте не забили камнями и не заплевали. Наоборот, она не сходила с первых страниц сайтов и экранов, участвуя во всех дискуссиях, тем временем умудряясь еще и раздавать интервью российским и израильским медиа о якобы ее "преследовании", "сжигании книг" и т.д. В русскоязычной инфо-среде очень активно продвигается исключительно лишь ее позиция, без предьявления каких бы то ни было альтернативных мнений. А официальной реакции Литовского государства на международной арене на эту тему просто нет (было лишь короткое заявление МИДа, направленное в Конгресс евреев Европы, недавно заступившийся за писательницу, на которую якобы начали травлю10 ). Зурофф продолжает на международную аудиторию говорить о "Ванагасе - участнике Холокоста". За нее заступился и знаменитый Томас Венцлова11 . Появилась даже инициатива посвятить 2019 г. евреям. 
Община литовских евреев на днях осудила заявления Ванагайте и Зуроффа и не хочет иметь с ними ничего общего12. В большинстве публика осудила писательницу очень резко. Историки, которые вступили в эту дискуссию, наконец-то поставили все точки над «і», объяснив специфику источников НКВД и обстоятельства дела Ванагаса. Это, наверное, и вынудило писательницу публично признать «поспешными и высокомерными» свои высказывания касательно его личности13. Этим она косвенно попросила прощения (хотя само слово «извините» так и не прозвучало). Но общество не поверило ее искренности. Посчитали, что она просто испугалась судебного преследования, поскольку дочь Раманаускаса уже собиралась подавать на нее в суд за клевету. В Генпрокуратуру также поступила просьба Совета содружества ветеранов антисоветского подполья оценить ее слова с юридической точки зрения, однако, прокуратура отказалась рассматривать этот вопрос, посчитав высказывания Ванагайте лишь «мнением».

Ирина Склокина: В чем заключаются причины «скандала Ванагайте»?

Раса Чепайтене: Этого мы, наверное, никогда не узнаем. Было ли это лишь чересчур смелым и слишком далеко зашедшим пиаром, придуманным ради рекламы новой книги? Почему для своих публичных «сомнений», никак не связанных с презентацией автобиографии, она выбрала обстоятельства ареста и смерти именно этого партизанского лидера? Было ли случайным созвучие Ванагас-Ванагайте или нет? Литовцы ведь прекрасно знают, что в данном случае это не вторая фамилия А. Раманаускаса, а его конспиративный псевдоним, которые имели все партизаны, иногда в целях безопасности даже по несколько. Но иностранцы этого, естественно, не знают. Поскольку в своей нашумевшой книге «Наши» и в публичных выступлениях Ванагайте не раз упоминала своего родственика, о котором она вдруг узнала, что он был žydšaudys, т.е. расстреливал евреев, и была этим шокирована, иностранная ее аудитория, услышав о Ванагасе, могла сделать логичный вывод, что речь идет именно об этом человеке. Историк Томас Баранаускас делает предположение, что в книге Ванагайте безоснованно оклеветала даже своего собственного дедушку Йонаса Ванагаса, который был участником Июньского восстания 1941 г. и косвенно был причастен к расправе с группой отступающих советских активистов, среди которых было и несколько евреев. В своих зарубежных выступлениях писательница всех участников антисоветского сопротивления неоднократно безосновательно называла исполнителями Холокоста. Теперь при помощи дискредитации имени одного из лидеров движения, Ванагаса, - символической фигуры сопротивления и мученика НКВД, была сделана попытка бросить тень на всех этих людей, участвовавших в антисоветской борьбе, таким образом возрождая советский миф об «буржуазных националистах – пособниках Гитлера». Все это слегка напоминает черные PR-технологии, часто используемые в России во время выборов с участием фиктивных канидатов-однофамильцев. На эту интерпретацию произошедшего наводят и другие совпадения, на которые обратили внимание в соцсетях. Имя Раманаускаса – Адольфас (алюзия на Гитлера?); скандал начался накануне Дня поминовения усопших 2 ноября, когда традиционно посещаются кладбища; после изъятия книг из продажи Ванагайте в своих многочисленных интервью твердила, что их уже якобы сжигают (аллюзия на нацистов, которые сжигали книги?) и т.д. Думается, это все не случайность, а скорее попытка показать, что Литва - член ЕС и НАТО - отказывается признать свое якобы «фашистское» прошлое[14].

Ирина Склокина: Каковы последствия скандала?

Раса Чепайтене: Скандал поднял новую волну войн памяти. В интерпретации Ванагайте преступления сталинского режима вовсе отсутствуют, как затушевывается и вина нацистской Германии, создавая впечатления, как будто бы ни с того ни с сего литовское общество вдруг озверело и бросилось поголовно убивать своих сограждан и грабить их имущество. Это, а также сюрреализм ничем не подкрепленных обвинений Ванагасу, вызвал шок и понятное возмущение. Некоторые посчитали, что Ванагайте и Зурофф в данном случае действовали как представители так называемой «индустрии Холокоста», пытающиеся извлечь побольше материальной выгоды для себя лично или под видом «борьбы с антисемитизмом». Не думаю, что общественная реакция была бы такой резкой, если бы они действительно предоставили бы серьезные документы, доказывающие причастность этого «лесного брата» к Холокосту. Часть людей о Ванагасе вообще услышали впервые во время этого скандала. (Кстати, сын первого государственного руководителя Литвы Витаутаса Ландсбергиса кинорежиссер Витаутас В. Ландсбергис уже собирается снимать документальный фильм о Ванагасе). Также надо обратить внимание на то, что общественное отношение к антисоветскому сопротивлению в Литве до сих пор отнюдь не однозначно, существует семейная память, опровергающая героический образ партизан, а также в латентном виде существуют и остатки советской интерпретации их как «бандитов».
Последствия скандала – как негативные, так и, на удивление, позитивные. Общество, в отличии от политической и культурной элиты, которая в данном случае осталась в стороне, спонтанно и активно сплотилось в защиту не только национального героя - мученика НКВД, но и исторической истины. Тема обсуждалась очень широко. Резко вырос интерес к истории Холокоста и антисоветского подполья в Литве, особенно среди детей и молодежи. Не думаю, что после скандала станет больше сторонников отрицания самого факта участия нескольких тысяч литовцев в истреблении своих сограждан или поднимется уровень антисемитизма (по крайней мере, я такого в соцсетях не замечаю). Но безответственные высказывания Ванагайте также разбередили ранее притупившуюся боль взаимных обид. Таким образом долголетний труд по сближению двух народов теряется и придется многое начинать заново. Но также важно, что литовцы уже отказываются смиренно принимать необоснованные обвинения в коллективой вине, отказываются соглашаться с селективным подходом и двойными стандартами касательно сложного прошлого, отказываются от интерпретации, которая требует преступлениями нацизма прикрыть не менее страшные преступления коммунизма. Может, в этом и кроется возможность настоящего диалога, без лицемерной политкорректности, умалкивания взаимных обид, без деления жертв и палачей на "ваших" и "наших". Просто на общечеловеческой основе, потому что больно всем.

Ирина Склокина: Насколько исследования Холокоста вообще развиты Литве? Существуют ли специализированные исследовательские и просветительские институты?

Раса Чепайтене: Насколько мне известно, эта тема довольно хорошо исследована, т.е. проведена полная реконструкция и анализ основных событий военного времени, издаются монографии, атласы15 и т.д. Над ней совместно работают литовские (тут ведущий спецалист – А. Бубнис, также надо упомянуть В. Брандишаускаса, А. Ейдинтаса, Л. Труску и др.) и зарубежные историки (К. Дихман, Р. ван Ворен и пр.), а также представители литовской диаспоры в США (С. Сужиедэлис). Немало внимания также уделяется вопросам исследования культурной и коммуникативной памяти о Холокосте и еврейской общине Литвы (Г. Виткус, И. Шутиниене). На институциональном уровне исследованиями этой темы в основном занимается Центр исследований геноцида и резистенции жителей Литвы (ЦИГРЖЛ). Также при Вильнюсском университете существует Центр исследований культуры и наследия восточноевропейских евреев16 под руководством др. Ю. Вербицкиене. Очень много в сфере просвещения делает Государственный еврейский музей им. Виленского Гаона, особенно аффилированный с ним Центр толерантности, также филиалы музея с экспозицией на тему Холокоста и Мемориал в Понарах – на месте массовых убийств под Вильнюсом, где работает перспективный молодой историк [З]. Виткус. Также уже несколько лет каждой осенью проводятся Европейские дни еврейского наследия, организуемые Департаментом по охране культурного наследия. Его усилиями при финансовой поддержке программ ЕС было реставрировано немало объектов еврейской архитектуры не только в Вильнюсе, но и по всей Литве. По сути, есть масса людей, уже много лет занимающихся этой темой, но они об этом не кричат во всеуслышание, предпочитая серьезно и спокойно заниматься своей работой, а не создавать мнимые сенсации на пустом месте. Думаю, их действительно обидели безответственные высказывания псевдоисторика Ванагайте о том, что она якобы является первопроходцем в теме, к которой, дескать, историки и общественность боятся прикасаться.

Ирина Склокина: Были ли ранее в Литве журналисты и популяризаторы, чьи работы продавались массовыми тиражами и вызывали дискуссии?

Раса Чепайтене: Мне трудно выделить отдельные фамилии в этой области. Как уже упоминалось, это скорее кропотливая коллективная работа многих специалистов – исследователей, музейщиков, школьных учителей и пр., которая уже давала продуктивные результаты – познание и укрепление позитивного образа литвакской[17] культуры в литовском обществе. Как имевшую большой общественный резонанс акцию можно упомянуть Марш памяти евреев–жертв Холокоста, проведенный этим летом в городе Молетай, инициатором которого стал известный драматург Марюс Ивашкявичюс. Ванагайте, кстати, до написания своих последних книг, тоже занималась продюсированием некоторых проектов по популяризации «живой истории», охватывающих сюжеты советской повседневности, сталинских репрессий и Холокоста: «1984-ые. Драма Выживания» (2008 г.), «День в сылке» (2009 г.), «Быть евреем» (2015 г.). Эти проекты, особенно последний, получил много критики как со стороны еврейской общины, так и со стороны литовских интеллектуалов, как углубляющие взаимные стереотипы.

Ирина Склокина: Каким было отношение к евреям в межвоенном Литовском государстве?

Раса Чепайтене: Я не специалист по истории межвоенного периода, но, насколько мне известно, сначала эти отношения складывались довольно позитивно. В кабинете правительства, пытавшегося заручиться поддержкой общины, имевшей влиятельные международные связи, даже был установлен пост министра по еврейским делам. Евреи составляли 7 % населения страны, т.е. были самым крупным национальным меньшинством в межвоенной Литовской Республике, оставшейся тогда без Вильнюсского края. Контакты на бытовом уровне, судя по воспоминаниям, были довольно нормальными, но и ограниченными. Два тогда еще довольно консервативных сообщества разделяла религия, культура, образ жизни. Конечно, существовал и бытовой антисемитизм. В последнее десятилетие независимости усилилась конкуренция в экономической сфере: националистический авторитарный режим пытался продвигать литовских предпринимателей и торговцев. Поэтому возникали конфликты и трения. Но надо заметить, что, в отличие от других стран региона, серьезных межэтнических столкновений, тем более кровавых погромов, до войны в Литве не было.

Ирина Склокина: Можно ли сказать, что миф о «жидобольшевизме» сыграл главную роль в соучастии литовцев в Холокосте?

Раса Чепайтене: Есть исследования, в частности историка Л. Труски, которые указывают на это. Дело в том, что первая советская оккупация 1940-1941 гг. была очень коварной (новая власть говорила одно, а делала совершенно другое) и жестокой (сразу начались аресты представителей бывшей власти, деятелей культуры, последовали репрессии, массовые ссылки ни в чем не повинных людей в Сибирь и т.д.). И в советских репрессивных структурах, как и в среде местных коллаборационистов люди вдруг обнаружили евреев. Это не значит, что их было статистическое большинство, но просто создалось впечатление, что евреи, которые, как упоминалось, до того были довольно слабо интегрированы в литовское общество, массово поддерживают чужой ненавистный оккупационный режим, активно работают на него. Несмотря на то, что в него оказалась вовлечена лишь часть левацкой еврейской молодежи, вдруг увидевшей для себя окно к светской карьере, которого у нее раньше не было, а часть самих евреев была депортирована в Сибирь. Историки из ЦИГРЖЛ идентифицировали 2039 литовцев, участвовавших в акциях истребления еврейского населения. Прямо расстреливали около 534 лиц (оба списка остаются открытыми)[18]. Спасателей евреев из Литвы на данный момент Яд Вашемом идентифицировано 89119 , процентально от всего тогдашнего населения это большая цифра.
Есть предположение, что антисемитскую волну, которая трансформировалась в участие нескольких тысяч литовцев в Холокосте, подняла весть о трагедии в Райняй, рядом с городом Телшяй, где с 22 по 26 июня 1941 г. оступающие части НКВД и советской армии зверски замучили и убили 75 заключенных Телшяйской тюрьмы. Известно, что в этой акции принимал учавствие и сотрудник НКВД Нахман Душанский, который потом пытал и Ванагаса. У некоторых тел жертв в Райняй тоже были изуродованы гениталии, т.е. мы узнаем тот же почерк сталинских садистов. Это преступление было обнаружено давольно быстро и искусно использовано немецкой пропагандой для подстрекания ненависти к «жидобольшевистским захватчикам» в среде местного населения. Все это обернулось в трагедию, которая унесла до 95 % еврейского населения Литвы, что, по разным подсчетам, составляет от 165 до 210 тыс. жертв.

Ирина Склокина: Один из тезисов Руты Ванагайте, который вызвал наибольшее неприятие в Литве, - это утверждение о том, что один из лидеров антисоветского сопротивления был причастен к уничтожению евреев. А что вообще известно об отношении литовского национального движения к евреям? А также об участии бывших нацистских пособников в антисоветском партизанском движении после войны?

Раса Чепайтене: Так называемые „žydšaudžiai“ (да, есть специальное слово и оно отнюдь не позитивное), т.е. убийцы евреев, были в большинстве своем разоблачены и наказаны еще советской карательной системой. Известно, что небольшая часть членов сопротивления действительно были нацистскими пособниками, а некоторые из них напрямую участвовали в геноциде, но этого нельзя сказать о всем движении как таковом или о его идеологии, в которой нет откровенного антисемитизма.
Ванагайте создавала впечатление, что историки якобы боятся сложных, неприятных тем, которые в современной Литве опасно исследовать, но это не совсем правда. Например, монография Миндаугаса Поцюса 2009 г. «Обратная сторона луны. Борьба литовских партизан с колаборационизмом в 1944-1953 г.г.», на которую не раз ссылалась и Ванагайте, и ее сторонники, как раз затрагивает такие «неудобные» вопросы. Группа возмущенных бывших «лесных братьев» пытались (безуспешно) подать в суд на автора этой книги за «оскорбление чести героев сопротивления». Дело в том, что в этой очень умеренной книге, полностью основанной на архивных материалах, Поцюс отнюдь и не пытался подвергнуть сомнению героическую суть послевоенной антисоветской борьбы. Была лишь показана и другая сторона партизанского движения, о которой склоны умалчивать исследователи данного сюжета, а тем более современные «политики памяти» –  убийства партизанами местных коллаборационистов с советской властью и их семей. М. Поцюс, будущи профессиональным историком, просто попытался выйти за пределы манихейской интерпретации партизанской войны, которая по сути является лишь советской трактовкой «наизнанку». Если в советское время «лесных братьев» называли «бандитами» или «буржуазными националистами», то теперь они – однозначно герои, хотя в коллективной памяти их образ отнюдь неоднозначен. Книга вызвала живой интерес читателей, чувствующих убогость упрощенного объяснения сложных явлений и экзистенциальных ситуаций послевоенного времени.

Ирина Склокина: В Украине часто говорят, что нам нужен «наш собственный Ян Томаш Гросс», который смог бы прежде всего обратить внимание на собственную вину украинцев, пусть даже ценой некоторого упрощения видения прошлого и не боясь взрыва эмоций. Можно ли сказать, что Рута Ванагайте выполняет именно эту роль?

Раса Чепайтене: Нет, нельзя. Ян Томас Гросс –  профессиональный историк, Ванагайте - писательница, которая не в состоянии профессионально анализировать сложные проблемы истории. Это как раз и выявил данный скандал. Она скорее талантливый, но неглубокий пиарщик, любитель громких эффектных неожиданных ходов, чем сама усложняет дискуссию о таких комплексных и неоднозначных исторических проблемах, как преступления двух тоталитарных режимов на территории оккупированных ими стран.

 

1. https://meduza.io/…/v-mestnoy-kollektivnoy-pamyati-evreev-p…

2. Рута Ванагайте: «Литва на государственном уровне участвовала в холокосте» https://www.rubaltic.ru/blogpost/03032017-vanagayte-litva-uchastvovala-v-kholokoste/

3. "Когда убивали евреев, вся Литва разбогатела" http://www.istpravda.ru/digest/14999/

4. Выступление Р. Ванайте в Киеве https://www.youtube.com/watch?v=ZnCDGhByRKQ

5. Рута Ванагайте – Сергей Пархоменко. Выступление в Санкт-Петербурге https://www.youtube.com/watch?v=xNroFylMLvQ

6. Рецензии на книгу: Vidmantas Valiušaitis, „Mūsiškiai“: dvylika esminių Rūtos Vanagaitės knygos klaidųhttps://lietuvosdiena.lrytas.lt/aktualijos/2016/02/29/news/-musiskiai-dvylika-esminiu-rutos-vanagaites-knygos-klaidu-823825/; Vidmantas Valiušaitis, Dar kartą apie „Mūsiškius“: visa tiesa apie skandalingą knygą https://kultura.lrytas.lt/istorija/2016/03/17/news/dar-karta-apie-musiskius-visa-tiesa-apie-skandalinga-knyga-861191/; Nerijus Šepetys, Jūsiškiai – mums ne mūsiškiai https://www.delfi.lt/news/ringas/lit/n-sepetys-jusiskiai-mums-ne-musiskiai.d?id=71032318

7. Irena Tumavičiūtė, Kodėl serbų žudynės iliustruoja „MŪSIŠKIUS“? http://www.llks.lt/pdf2/Tumaviciute-Serbu%20zudynes%20ir%20MUSISKIAI.pdf

8. «Мы не можем страдать врозь» https://newtimes.ru/articles/detail/126583/

9. http://www.wiesenthal.com/site/apps/nlnet/content.aspx?c=lsKWLbPJLnF&b=8776547&ct=15006563

10. Европейский еврейский конгресс осудил нападки на Ванагайте в Литве http://ru.sputniknews.lt/society/20171102/4255881/europejskij-evrejskij-kongress-osudil-napadki-na-vanagajte-litve.html

11. Венцлова: травля Ванагайте очень напоминает советское время https://ru.delfi.lt/news/live/venclova-travlya-vanagajte-ochen-napominaet-sovetskoe-vremya.d?id=76195009

12. Еврейская община Литвы отмежевалась от обвинений в адрес Раманаускаса-Ванагаса https://ru.delfi.lt/news/live/evrejskaya-obschina-litvy-otmezhevalas-ot-obvinenij-v-adres-ramanauskasa-vanagasa.d?id=76227689

13. Ванагайте признает ложность утверждений о командире партизан Раманаускасе-Ванагасе https://ru.delfi.lt/news/live/vanagajte-priznaet-lozhnost-utverzhdenij-o-komandire-partizan-ramanauskase-vanagase.d?id=76250931

14. Виктор Мараховский, "Он хороший, он боец против русских": Литва защищает правильного убийцуhttps://ria.ru/analytics/20171104/1508179208.html

15. http://www.holocaustatlas.lt/EN/

16. https://www.jewishstudies.lt/

17. Литваки – литовские евреи.

18. Подсчитывают убийц евреев Литвы: может быть до 6 тысяч https://www.obzor.lt/news/n21242.html

19. https://en.wikipedia.org/wiki/Righteous_Among_the_Nations

 

Источник: www.historians.in.ua

 

Наши партнеры 

    Юлий Кошаровский история исхода