Иосиф Зисельс: Фонд помощи военной медицине

Третья міссия #пдмш им. Н. Пирогова в Артемовске
Фото: ФБ Геннадия Друзенко

 

Благодійна організація «Благодійний фонд допомоги військовій медицині України

 

– Иосиф, Вы являетесь инициатором создания ФОНДА помощи военной медицине?

 – Инициатором являюсь не я. У меня есть российские друзья, диссиденты, с которыми я еще много лет назад, в 70-е годы был связан по разным диссидентским делам. Они живут – кто в России, кто в Европе, к то в Америке. Это их инициатива создания Фонда помощи военной медицине. Официально он называется: Благодійна організація «Благодійний фонд допомоги військовій медицині України».
Я откликнулся на их инициативу и сказал: «Хорошо, давайте!», но так как я единственный из них гражданин Украины, то я и оформлял юридически указанную инициативу. У фонда всего четыре учредителя, и я в их числе. И все учредители, в соответствии с нашими общими решениями, поручают мне все решения реализовывать.

– Они предполагают помогать военной медицине Украины? Как будет выглядеть эта помощь? Это адресная помощь конкретным раненым солдатам или непосредственно медучреждениям?

– Ну, пока еще не о чем говорить. Фонд создан, счет открыт. На нем есть небольшая сумма денег, которую мы сами и внесли. Россияне тут же столкнулись с проблемами, так как перевод денег из России в Украину практически невозможен. Они активно ищут возможности решения этой проблемы. Но этот фонд открыт для всех желающих оказать помощь. 

На данный момент мы обсудили только одну тему – это поддержка передвижного мобильного госпиталя, который работает в зоне боевых действий. В нем возможно делать даже сложные операции. Госпиталь позволяет сократить время от ранения человека до начала его лечения. Создавал этот госпиталь Геннадий Друзенко со своими единомышленниками. Мы с ним давно и хорошо знакомы – это юрист с международным опытом, публицист, предан идеям Майдана. Сейчас он занимает должность Правительственного уполномоченного по вопросам этнонациональной политики.

Он организатор и вдохновитель этого проекта. Когда мы соберем деньги, мы будем поддерживать деятельность этого госпиталя.  Госпиталю нужно обновлять материалы, закупать лекарства, платить персоналу, хотя многие участники проекта - волонтеры, необходимо горючее для автомобилей и автобусов и т д.

– Какой по-вашему процент вклада может быть в этот фонд с украинской стороны, кого Вы собираетесь привлечь к пожертвованиям: это будут частные лица, бизнесмены?

– Фонд открыт для пожертвований от всех желающих. Какой процент – мы сможем сказать только по итогам года. Мы открыли счета в гривне, в долларах, в евро, в рублях.

– Мы на сайте сейчас размещаем все счета фонда, все материалы. К кому может обратиться сегодня человек, который хочет вложить деньги?

– В Украине – только я один. Поэтому обращаться ко мне непосредственно. Можно написать на адрес сайта ваада, если я буду в командировке. Я на все вопросы обязательно отвечу, где бы я не находился.
Мы  также сделали  отдельный адрес: helpfondua@gmail.com для всех вопросов по фонду.

– А что и кто это делает в России?

Что касается моего друга в России, то его данные мы пока не публикуем, так как проблем у него с российской властью и так все больше и больше. Это очень известный человек, диссидент.

– А в Канаде? Украинская диаспора?

– У украинской диаспоры отлажены свои каналы помощи Украине. А это скорее русское протестное движение. Это человек, которого я очень давно знаю, он сейчас живёт в Америке. Это и его идея.

– Собираетесь ли вы налаживать связи с израильскими организациями?

– Я думаю, что после того, как мы опубликуем данные фонда, нужно отправить информацию во все группы поддержки Украины, в том числе и израильские. Чтобы информация была у всех. И, может быть, кто-то из организаций найдет и ответвление для нас, хотя есть много каналов помощи и не только от Израиля. Этим  занимается очень много волонтёрским организаций.

– Вы планируете сотрудничество с Львовским реабилитационным центром? Израильтяне вроде планируют построить новый центр?

– Это общая идея, чтобы на базе одного из медицинских учреждений создать реабилитационный центр по израильской технологии. Но это пока только сырая идея. До реализации идеи – годы. Эта идея еще не привязана к месту, нет проекта… От замысла до реализации минимум два года, хотя такие центры необходимы были еще вчера. Таких центров должно быть много – у нас тысячи раненых, и большинству из них нужен реабилитационный период.

– Правовая помощь? Она указана в уставе.

– Все, что указано в уставе - это возможности. Пока речь идет только о сборе средств на нужды мобильного госпиталя. Это направление, которое обсуждено и не имеет противоречий между учредителями. Будут средства – мы договоримся с ними, какую сумму мы им выделяем, чтобы они знали, что на эту суммы раз в месяц они могут рассчитывать. Они должны знать, что эта сумма точно будет. А потом уже искать дополнительные возможности. Для этого сбор средств должен превышать их расходование.

Конечно, правовая помощь нужна раненым. И на уровне лечения, на уровне реабилитации, на уровне потом материализации прав участника боевых действий и т д. Это большая работа. Можно будет пригласить юриста на горячую линию. Речь идет о медицинских правах: праве на лечение, праве на реабилитацию, на психологическую помощь – это как раз то направление, в котором Израиль очень может помочь. Эта работа уже идет. И я уже занимался этим вопросом безотносительно фонда тоже.

– Собираете ли Вы привлекать израильских врачей, волонтёров?

– Пока такая задача прямо не стоит, но это уже делается другими организациями. Приезжал в Украину главный военный врач Израиля. Очень активно помогает Посольство Израиля. Все, что касается медицинской помощи – у Посольства на нее нет запрета.

Военная помощь – другое дело. На нее есть государственный запрет. Сейчас все зависит от того, как будет сформировано в Израиле новое правительство. Это состоится очень скоро. И тогда можно будет понять, как реализовывать иные виды помощи:  технологические, налаживания, модернизации и производства в Украине военной техники и ремонта по израильским технологиям. Очень важный момент – это израильская электроника, которая идет на военные цели в разных странах. Но на этот вид помощи действует пока мораторий правительства Израиля.

Сейчас наша задача – собрать деньги и оказать максимальную помощь тем, кто спасает солдатские жизни прямо в зоне боевых действий.

Беседовала: Е. Заславская

Материалы по теме:

Вот что об этом говорит сам Геннадий Друзенко в интервью Лига-информ от 15 апреля 2015 г.

Сообщение Интерфакс

ФБ-страница Геннадия Друзенко

Счета фонда

 

 

 

Levis X Jordan 6