Студия "Лимонад" он-лайн

Программа работы студии включает проведение он-лайн лекций, презентаций, концертов и интервью.
Видео лекций по ссылке

 
 

На бывшем кладбище в районе Бабьего Яра началось строительство

 

 

 
 

Генсек ЕАЕК Михаил Членов: отчет о юбилейной сессии "Клеймс Конференс"

Генеральный секретарь Евроазиатского еврейского конгресса Михаил Членов об участии в юбилейной сессии Правления Конференции по материальным претензиям евреев к Германии ("Клеймс Конференс" – <КК>)

Сессия проходила с 9 по 12 июля 2012 года в Вашингтоне (США) и была посвящена 60-летию подписания Люксембургских соглашений, на основании которых выжившие жертвы Холокоста начали получать компенсации от Германии при посредстве <КК>. В сессии участвовали члены Правления <КК> М.А.Трейстер - от Международного союза евреев - бывших узников фашизма (МСЕБУФ) и М.А. Членов от Евроазиатского еврейского конгресса (ЕАЕК).

За день до открытия сессии <КК> удалось добиться существенного успеха на переговорах с германским правительством, продолжающим выплачивать компенсации евреям - жертвам Холокоста.

Первая из достигнутых договоренностей касается проблемы ежемесячных компенсаций, которые выплачиваются евреям, выжившим на оккупированных нацистами территориях и бывшим в гетто, нацистских концентрационных лагерях или в укрытиях. Как известно, советское правительство от имени всех советских граждан отказалось от каких-либо компенсаций со стороны Германии еще в начале 1950-х годов. СССР не был участником Люксембургских соглашений, игнорировал и их, и <КК>. Только после падения советского режима <КК> поставил перед Германией вопрос о необходимости компенсаций для евреев - бывших узников фашизма, проживавших на постсоветском пространстве. Было достигнуто соглашение о начале выплаты им ежемесячных компенсаций, начиная с 1999 года. Однако вначале размер этих выплат узникам, проживавшим на территории бывшего соцлагеря, был примерно в два раза меньше, чем тем, кто проживали за его пределами. В качестве причины этого германская сторона указывала разницу в уровне жизни в этих двух регионах.
В течение ряда лет еврейские организации СНГ и прежде всего ЕАЕК и МСЕБУФ обращались в <КК> и к германским властям с требованием отмены этого унизительного неравноправия. По нашим требованиям переговорная группа <КК> с Германией, сейчас возглавляемая известным американским дипломатом и государственным деятелем С. Айзенштадтом, включала этот пункт в программу переговоров. И вот теперь эта проблема, наконец, решена. Начиная с 2013 года (сколько узников не дождались этого!), все евреи, прошедшие через концлагеря и гетто, будут получать по 300 евро в месяц вне зависимости от места проживания. Существует план повысить эту сумму до 310 евро к середине следующего года, как компенсацию инфляции.
Второе решение, которое <КК> <выбило> от Германии, касается другой категории жертв нацизма, а именно, евреев - беженцев военного времени, которых у нас обычно называют "эвакуированными". До 1980 года они не получали никаких компенсационных денежных выплат, так как германское правительство ссылалось на решение советских властей начала 1950-х. Однако в 1979 году из СССР выехало в эмиграцию рекордное для того времени число евреев, оцениваемое примерно в 50 тысяч человек. <КК> резонно заявляло, что эти люди перестали быть советскими гражданами, так что приведенный Германией аргумент не относится к ним. Более того, эти люди в ту пору выезжали из СССР, теряя практически все свое имущество, и были вынуждены, по сути дела, начинать жизнь с начала. Поэтому в 1980 году <КК> учредило на германские деньги специальный фонд, получивший тогда название "Фонда трудных условий жизни" (Hardship Fund - "HF"). Получателями средств из этого фонда тогда стали евреи-беженцы, пострадавшие во время войны в результате эвакуации с оккупированных нацистами территорий, при условии, что они эмигрировали из СССР и поселились за пределами стран социалистического лагеря. Они получили право на единовременное пособие в размере 5000 немецких марок, что сегодня составляет примерно 3150 долларов CША.
На протяжении последних 30 лет этот фонд производил выплаты эвакуированным евреям только в том случае, если они бежали с территорий, которые впоследствии были оккупированы нацистами, и только, если они перестали проживать на территории бывшего СССР и соцлагеря. После развала СССР условия эти перестали быть понятными и превратились в форму дискриминации жертв нацизма, которые не уехали из стран бывшего Советского Союза. Получалась, по меньшей мере, странная ситуация, когда, например, одни члены семьи эвакуированных уезжали в Израиль или на Запад и там в дополнение к различным программам помощи получали еще и "подъемные" от "Фонда трудных условий жизни". А те, кто оставался в СНГ, и, понятно, реально жил в более трудных условиях, не получал ничего. Но устав "HF" переделать было нелегко. Наши организации, опять же, постоянно поднимали этот вопрос перед <КК>.
Первое изменение произошло в 2008 году, когда по требованию <КК> евреи, пережившие блокаду Ленинграда, были приравнены к жертвам Холокоста и получили право на единовременную компенсацию в сумме, равной 5000 немецких марок, но, опять же, только те из них, кто покинул территорию бывшего СССР. Решение это вызвало весьма неоднозначную реакцию в России и странах СНГ, поскольку мало кто понимал, почему евреи-блокадники страдали больше, чем неевреи, пережившие блокаду. И уж совсем непонятно было, почему это распространяется только на эмигрантов. Так или иначе, но несколько сот евреев-блокадников в Израиле, Америке и Европе смогли получить компенсационные выплаты.
Следующее изменение произошло в прошлом, 2011 году, когда действие "HF" было распространено на беженцев не только с территорий, которые были позже оккупированы нацистами, но и на бывших жителей 100-километровой прифронтовой полосы по ее состоянию на 1942 год. По этому решению в число благополучателей "HF" попали эвакуированные из Москвы, Тулы, Воронежа, Сталинграда (сейчас Волгоград) и некоторых других городов европейской части России, но, опять же, только эмигрировавшие с территории бывшего СССР и не вошедших в ЕС стран бывшего соцлагеря (Хорватия, Сербия, Черногория, Босния и Герцеговина, Македония, Албания). Впрочем, уже в прошлом году появилась первая категория евреев - граждан СНГ, на которых распространялось действие "HF". Это те, кто полностью осиротел в процессе эвакуации, то есть, чьи оба родителя погибли именно в процессе эвакуации. Если, допустим, один из родителей (чаще всего мать) погиб, эвакуируясь, а другой (чаще отец) погиб на фронте, то такой человек не имел право на помощь от "HF".
Но, наконец, наступил конец и этой уже ставшей гротескной ситуации. 10 июля текущего года было торжественно объявлено, что, начиная с января 2013 года, смогут получить единовременные пособия через "HF" и те евреи, кто эвакуировались сами с территорий, впоследствии оккупированных нацистами, или из 100-километровой прифронтовой полосы, или родились не позже, чем через 9 месяцев после эвакуации родителей, и продолжают жить на территории бывшего СССР и не вошедших в ЕС стран бывшего соцлагеря. <КК> оценивает количество таких эвакуантов примерно в 80 тысяч человек. Правила, форма и процедура подачи заявлений на это вспомоществование будет разработана к ноябрю текущего года, а сама выплата единовременных пособий от "HF" начнется с начала следующего, 2013 года. Мы будем регулярно информировать об этих правилах евреев нашего региона через доступные нам сайты и иные СМИ.
Таким образом, две наиболее серьезные проблемы, стоявшие перед евреями бывшего СССР в течение последних почти 20 лет, наконец, разрешились приемлемым для нас образом. Но из этого не следует, что решены все вопросы, беспокоящие жертв нацизма. Остался, по крайней мере, один серьезный пункт. Напомню, что по соглашениям между <КК> и Германией право на ежемесячные компенсации имели только те узники, которые пробыли в гетто не менее 18 месяцев. В прошлом году эта планка была снижена до одного года, а для тех, кому уже исполнилось на сегодняшний день 75 лет, до трех месяцев. Это условие всегда вызывало недоумение и непонимание со стороны узников. Например, на территории России было 41 гетто, в которых погибли десятки тысяч людей, но почти ни одно не существовало полтора года или больше. Получается граничащая с цинизмом ситуация, когда жертвы российских, и не только российских, гетто, которые чудом выжили в нечеловеческих условиях, лишены компенсаций, положенных их "более удачливым" товарищам по несчастью. Мы намерены продолжать добиваться снятия сроков давности пребывания в гетто и концлагерях, тем более в ситуации, когда таких людей становится год от года все меньше.
Другая проблема, пока не нашедшая своего разрешения, касается горских евреев Нальчика и, возможно, Моздока, которые смогли выжить в условиях краткосрочной нацистской оккупации. По регуляциям <КК> и Германии эта ситуация классифицируется как <открытые гетто>, под которыми понимаются традиционные кварталы расселения евреев, которые не были обнесены стеной и выход из которых не был запрещен оккупационными властями. Вопрос этот, насколько можно понять, "завис", а выжившие до сих пор ждут удовлетворения своих претензий.
Есть еще ряд вопросов, поднимаемых жертвами нацизма, живущими в бывшем Советском Союзе. Они носят более частный характер и многие могут быть решены в рабочем порядке на местах. Но один из них, наверное, нуждается в более подробном рассмотрении совместно с представителями <КК> и германских властей. Он касается комплекса разнообразных благотворительных услуг, которые оказываются жертвам нацизма через курируемую Джойнтом сеть благотворительных центров - хесэдов. Как известно, в прошлые годы немецкая сторона серьезно увеличила ежегодные выплаты на патронаж для жертв нацизма. Само по себе это, несомненно, позитивное явление, но, как мы полагаем, нужен более гибкий подход в расходовании средств, так, чтобы из-за расширения патронажа не приходилось снимать прочие услуги. Как представляется, медицинское обслуживание и хотя бы частичная оплата лекарств весьма востребованы в среде реципиентов компенсационных средств, возможно, не менее, чем патронаж.
Во время общей дискуссии на сессии нами были подняты еще несколько вопросов. Среди них - приходящееся на будущий год 70-летие восстания в Собиборе, в отмечании которого, как мы полагаем, <КК> должна принять участие. Кроме того: возможность включения финансовой поддержки узнических организаций в странах диаспоры в программу <КК>; неясное правовое положение бывших советских жертв нацизма, эмигрировавших в Германию. По каждому из этих вопросов нами проводится исследовательская и лоббистская работа.
Кроме участия в работе сессии <КК>, М.А. Членов провел беседу с Б. Брауном, директором программы "Heart" ("Сердце"), осуществляемой Еврейским агентством для Израиля (Сохнут). В этой беседе сразу было подчеркнуто, что программа эта не имеет отношение к <КК>, хотя сам г-н Браун присутствовал на сессии <КК>, как представитель Еврейского агентства. Цель программы - собрать сведения о пропавшем во время Второй мировой войны личном имуществе жертв нацизма, включая недвижимую собственность. Первоначально руководители этой программы не собирались распространять ее на территорию бывшего СССР, ошибочно полагая, что в Советском Союзе отсутствовало понятие частной собственности, а поэтому попытки предъявлять претензии обречены на неудачу. Г-ну Брауну было указано, что в СССР существовало понятие <личной собственности>, охранявшейся законом. Сейчас мы готовим в адрес Сохнута ноту по этому вопросу, в которую будет включен пакет юридических документов. Руководители сохнутовской программы видят в ней некоторое средство дипломатического воздействия на восточноевропейские страны, сегодня вошедшие в ЕС, а во время войны воевавшие на стороне Германии (Румыния, Болгария, Словакия и пр.). ЕАЕК будет продолжать поддерживать контакт с программой "Heart".
Все обозначенные здесь проблемы, связанные с судьбой жертв нацизма из бывшего СССР, и шире с проблемой Холокоста на этой территории, доведены нами до сведения правления и руководства <КК>. Следующий раунд обсуждений ожидается в конце августа в Москве.

 

NIKE LUNARGLIDE 8 878706-007 Mens Running Shoes Black/Gold Cheap For Sale

рубрика: