Евреи Тернополя не могут вернуть общине здание молитвенного дома

Девять лет евреи Тернополя пытаются вернуть здание, принадлежавшее общине до войны.

Многие полуразрушенные синагоги по всей Украине больше никогда не станут местом еврейской молитвы. Причина не в антисемитизме, а в банальном отсутствии общин в этих городах. Но бывает и так, что община есть, а закон исполнять власти все равно не спешат.

 

Статья 17 Закона Украины «О свободе совести и религиозных организаций» предусматривает возвращение религиозным сообществам бывших культовых зданий, находящихся в коммунальной собственности.  

Статья 17. Пользование имуществом, являющимся собственностью государства, общественных организаций или граждан

Религиозные организации вправе использовать для своих нужд здания и имущество, предоставляемые им на договорных началах государственными, общественными организациями или гражданами.

Культовые здания и имущество, составляющие государственную собственность, передаются организациями, на балансе которых они находятся, в безвозмездное пользование или возвращаются в собственность религиозных организаций безвозмездно по решениям областных, Киевской и Севастопольской городских государственных администраций, а в Республике Крым — Правительства Республики Крым. (Часть вторая статьи 17 с изменениями, внесенными согласно Закону № 3795-12 от 23.12.93)

Чем сильнее община, тем больше шансов получить назад отобранное в советское время имущество. За время независимости синагоги вернули евреям Киева, Харькова, Днепра, Львова и других городов. В большинстве случаев власть идет навстречу религиозным организациям. Но не всегда.

Евреи Тернополя уже девять лет ведут борьбу за историческое здание молитвенного дома бывшего еврейского госпиталя. Сейчас помещение находится на балансе Тернопольского районного территориального медицинского объединения — коммунального предприятия Тернопольского районного совета.

Глава Тернопольской еврейской религиозной общины Игорь (Ицхак) Бензерук рассказал о сути имущественного конфликта:

«Мы боремся за молитвенный дом, часть бывшего еврейского госпиталя, расположенного на улице Острожского, 9. У нас есть архивные документы, исследования. Внутри самого дома висит табличка, где описана его история: фамилии филантропов, выделивших деньги на строительство, дата возведения здания.

Сегодня в здании молитвенного дома находится аптека, на втором этаже — поликлиника. На первом этаже есть несколько пустующих комнат, мы просим отдать нам хотя бы их. В 2012 году мы судились, проиграли суд».

Тернопольская еврейская религиозная община до сих пор не имеет своего постоянного места:

«Мы арендуем помещение на ул. 15-го апреля. Это не очень удобное место для религиозной общины: когда-то здесь был болгарский ресторан, он закрылся, владельцы все вывезли, оставив пустые стены. Мы сделали ремонт, хотя мечтали о том, чтобы ремонтировать свой дом. Сейчас нам отрезали отопление, очень холодно, обогреваемся калориферами».

Нежелание властей отдавать молитвенный дом общине Бензерук связывает с антисемитизмом. Хотя, скорее, он просто разочарован. Здание на улице Острожского, 9 не первое, о котором просила община Тернополя. Но каждый раз у городских властей находилась причина для отказа. Так, в расследовании, проведенном журналистом Религиозно-информационной службы Украины, есть информация о других обращениях еврейской общины:

«Согласно документам, ОО “Еврейская община” обращалась вопросу возврата ей одного из зданий на ул. Франко, 13, 21, Князя Острожского, 7, 9, 13, ул. Шевченко, 24. Там, по их информации, до войны стояли молитвенные дома. Однако многие из тех каменных зданий уже не существуют. В течение десятилетий происходит путаница, в результате которой иудеи иногда просят вернуть им то, чего нет, или то, что им никогда не полагалось. С другой стороны, власть умудряется давать несколько разных обоснований для невозврата одного и того же здания, которые, бывает, противоречат друг другу».

«Еще в 2012 году областной совет не хотел отдавать помещение, аргументируя это планами по созданию лаборатории в помещении молитвенного дома, — продолжает глава общины. — В результате Тернопольский и Львовский суды нас не поддержали, хотя община действительно нуждается в помещении и готова привлечь спонсоров для реставрации исторического здания, если получит его в свою собственность. А лабораторию так и не открыли. Видимо и не планировали делать. Здание, тем временем, рушится, а нам говорят, что оно нужно городу и району.

Мы постоянно пишем письма политикам. В этом году писали премьер-министру, главам областного и районного советов. Прошло уже два с половиной месяца, никто еще не удосужился нам ответить. Мы их пригласили сегодня на Хануку, но не знаем, придут ли».

В этот момент, как в фильмах, в трубке слышатся голоса входящих людей.

«О, прийшли! — радостно удивляется Ицхак, здоровается. — Може, ви нам якicь новини принесли?». Женский голос отвечает утвердительно — есть ответ от Министерства культуры.  О чем-то говорят секунд двадцать, после чего мы заканчиваем разговор: «Очередная отписка. Ответили, что не занимаются такими вопросами, и посоветовали обратиться в районный совет. С ними мы и судились, собственно. Замкнутый круг».

Женщина, которая пришла во время нашего разговора, достаточно громко сказала, что в зале прохладно. Тем не менее, даже туда приходят люди:

«У нас есть областная и городская общины, программы в рамках религиозного и светского направления. У религиозной общины более двух сотен прихожан, регулярный миньян.

На нас иногда снисходительно смотрят, когда мы приезжаем куда-то. У нас нет раввина, нет своей синагоги. Но мы умеем молиться, надевать тфилин, мы пьем кошерное вино. Мы продолжаем бороться».

Источник: jewishnews.com.ua

Наши партнеры 

Юлий Кошаровский история исхода