Алекс Сельский: Украинская еврейская община, не имея никакого опыта, в условиях огромного кризиса, войны в части страны, взяла на себя ответственность проводить выборы

А.С. Я являюсь членом правления Всемирной сионистской организации и членом правления совета попечителей Еврейского агентства «Сохнут», как генеральный директор Всемирного движения «Наш дом Израиль». Я хочу пояснить, что такое Всемирный сионистский, конгресс и Всемирная сионистская организация: чем они занимаются, почему они важны для всего еврейского народа и для каждого еврея. И поговорим о том, чем важны выборы делегатов на всемирный сионистский конгресс, как они влияют на Израиль, как они влияют на жизнь евреев Украины.

Всемирный сионистский конгресс - организация, которая была основана Т. Герцлем ещё в 1897 году. Это одна из четырех организаций, которые по закону ответственны за связь между правительством Израиля и еврейской диаспорой во всём мире. Эти четыре организации называются Национальными институтами: известное всем Еврейское агентство «Сохнут», которое занимается репатриацией и еврейским сионистским образованием во всём мире. В свое время «Сохнут» был ключевой организацией, сейчас имеет статус пониже, но продолжает являться важным игроком. Это Национальный еврейский фонд «Керен Каемет», которому принадлежат 12% земель государства Израиль. И это организация «Керен ха-Есод» («Основной фонд» на русском), которая собирает средства на работу Еврейского агентства во всем мире, кроме Америки (из Америки пожертвования на «Сохнут» получает другая структура).

Всемирный сионистский конгресс собирается раз в 5 лет. На него приезжают представители всех еврейских общин, которые считают себя сионистами. В конгрессе всего присутствует 525 делегатов. Из них примерно 40% из Израиля, примерно 35% — из Америки, оставшееся — из всего остального еврейского мира. У остальных общин — Франции, Англии, Канады, России, Украины — есть определенное число делегатов, которых они могут послать. Исторически делегатов из России, Украины, прочих стран бывшего Советского Союза было мало, потому что, когда распался Советский Союз, американские евреи (в основном) не очень-то хотели давать возможность евреям из бывшего СССР влиять, не хотели «делиться».

Что значит «влиять» и «делиться»? Когда собирается конгресс, делегаты от различных движений голосуют за какие-то определённые вопросы, важные для каждой политической силы. Например, у каждой израильской партии или политического движения есть своё представительство во Всемирной организации: у «Ликуда», «Аводы», «Наш дом Израиль», «Мереца», «Национального сионистского религиозного лагеря», который представлен движением «Мизрахи», даже партия «ШАС» сегодня участвует в работе Конгресса, хотя представляет ультрарелигиозное движение. И каждая из них выдвигает определённое число делегатов, отстаивает свои принципы. Например, «Национальный сионистский религиозный лагерь» продвигает ортодоксальное обучение, ортодоксальный образ жизни, ортодоксальные программы еврейского самосознания. Реформисты, естественно, продвигают свои принципы. Есть правые движения, такие, как «Наш дом Израиль», такие как «Ликуд», которые выдвигают принципы более сильной позиции относительно конфликта с палестинцами, требуют не отдавать земли Иудеи и Самарии, хотят более сильной позиции Израиля в разъяснительной работе, в обеспечении безопасности. Движение «Наш дом Израиль» занимает идеологическую позицию, что нужно укреплять русскоязычную еврейскую диаспору во всём мире.

Я задену эту тему, особенно актуальную в Украине, потому что сегодня прежде всего важно понимать, что на Западе живут 1,5 миллиона евреев, которые уехали из России, Украины и стран постсоветского пространства, и они имеют огромную возможность, потенциал и желание участвовать в еврейском движении, бороться за Израиль. Но там тоже не очень хотят «делиться»: во-первых, потому что есть политические разногласия, во-вторых, потому что никто не любит делиться, особенно, когда ты «сидишь на бюджетах»  50-70 лет.

И вот собирается Конгресс, и каждое политическое движение голосует. Как каждое из этих движений набирает голоса, то есть число делегатов? От Израиля делегатские места получают те партии, которые представлены в парламенте, Кнессете, в соответствии с тем, сколько мест они получили на последних выборах. Используется коэффициент подсчета. То есть, если у «Ликуда» есть 30 мандатов в Кнессете, то это умножается на 1,8, получается 56 делегатских мест на Всемирном сионистском конгрессе. Если у «НДИ» сейчас есть 6, то умножаем на 1.8 и получаем 11 мест.

Каждое движение может работать с местными организациями: например, «НДИ» работает со Всемирным форумом русскоязычного еврейства и с организацией «Эзра», которая очень активно развита в Украине и России. Есть также организации, которые не являются игроками в израильской политике: в основном, это большие американские еврейские движения, прежде всего, известные всем нам реформисты и консерваторы.

Как мы знаем, Израиль — это не просто еврейское государство, это еврейское ортодоксальное государство. В Израиле реформисты и консерваторы не имеют почти никаких религиозных прав, а ортодоксальные и ультраортодоксальные движения укрепили свои позиции. Тут очень интересна позиция русскоязычного еврейства. Даже светские русскоязычные евреи воспринимают, как истинный, именно ортодоксальный иудаизм, а не реформистский, хотя реформисты принимают евреев и не по Галахе. Это происходит потому, что подавляющее число реформистов изначально «левые» по свои убеждениям.

Сегодня американское еврейство разделилось в вопросе касательно договора между американским правительством и Ираном: «правые» организации, ортодоксальные, в том числе и русскоязычное еврейство, против этого договора, реформисты, большинство (более миллиона людей в Штатах) однозначно поддерживают договор. И это деление всегда было, в том числе и географически. Нью-Йорк традиционно республиканский, это, в основном, ортодоксы, русскоязычные евреи, намного более «правые». Чикаго больше «идёт» к республиканцам, Калифорния, естественно, вся «левая», в Майами тоже больше «левых», и так далее. В Бостоне больше «правых», там тоже больше ортодоксов и русскоязычных евреев. Большую роль играют и израильтяне, которые живут в Америке. Да, они живут на Юге, но они более «правые». Израильтяне, которые уезжают, всегда становятся более «правыми». И вообще: евреи-эмигранты первого поколения эмиграции всегда более «правые», включая русскоязычных. Почему? Потому что они понимают, что евреем быть небезопасно на свете. Только если Израиль будет сильным, чтобы всегда была возможность приехать. А местные евреи, которые уже третье-четвёртое-пятое поколение, более спокойны, у них есть связи, деньги.

Теперь поговорим немного о русскоязычном еврействе. Всемирное движение «Наш дом Израиль» сегодня сотрудничает с двумя другими всемирными движениями. Первое — это Всемирный форум русскоязычного еврейства, директором и одним из основателей которого я являюсь, и второе -движение «Эзра». Это сегодня единственные два движения, которые по всему миру работают с русскоязычными евреями. «Эзра», в основном, работает с молодёжью: занимается поездками «Таглит» в Америке, и оттуда они возникла их популярность. Всемирный форум русскоязычного еврейства впервые открыл общины русскоязычной еврейской организации в Канаде, Германии, Австралии, и в Америке привлек бывших лидеров, которые в своё время основали организацию «Русскоязычные евреи за Израиль», и возродил организацию «Американский форум за Израиль», который стал частью Всемирного форума.

Все мы сегодня понимаем, что всё больше и больше русскоязычных евреев по всему миру должны становиться лидерами ведущих еврейских организаций, - по трём причинам. Первая — то, что сегодня русскоязычные евреи основывают своё самосознание на связи с Израилем. Не нужно объяснять нашим слушателям, что во времена Советского Союза наша связь с еврейской традицией была очень слаба. То есть за одно поколение — с 1990 года до сейчас — стать евреями в смысле соблюдения всех традиций, особенно, ортодоксальных, практически невозможно. Мы надеемся, что наши дети будут больше знать о еврейской традиции, и мы всё делаем для этого. Но наше поколение, которое родилось в Советском Союзе (даже я, которому меньше сорока, несмотря на то, что мы в семье соблюдаем традиции, и жена у меня религиозная - она тоже уроженка Санкт-Петербурга, но ведёт религиозный образ жизни), мы понимаем, что иудаизм для нас — больше национальность, чем религия.

Что такое национальность? Что такая национальная еврейская идея? Это национальный дом, это Израиль. Если вы в Нью-Йорке спросите у молодого еврейского мальчика, что значит для него быть евреем, он ответит две вещи: поддерживать Израиль и жениться на еврейской девочке. Поэтому мы понимаем, что надо укреплять их связь с Израилем ради того, чтобы они оставались евреями. Кстати, это правильно и здесь: и в Украине, и в России. Подавляющее большинство евреев в России и Украине — это люди, до сих пор не являющиеся религиозными. Да, они могут ходить в синагогу, но люди, которые ходят в синагогу и молятся — до сих пор не большинство. Это люди, которые продолжают считать, что иудаизм — это что-то национальное, но они поддерживают Израиль, и в этом они видят своё национальное самосознание. Поэтому первое, для чего мы должны укреплять позиции русскоязычного еврейства — ради них, ради того, чтобы они продолжали быть евреями.

Второе — это потому, что мы видим, что на Западе и вообще в мире еврейские общины, которые являлись лидерами еврейского мира, становятся всё больше «левыми», всё больше отдаляются от Израиля, всё меньше средств направляют на нужды Израиля. Поэтому очень важно, чтобы в Сионистском конгрессе было как можно больше делегатов из русскоязычной еврейской диаспоры, не только из бывшего Советского Союза, но и с Запада. Мы, всемирное движение «НДИ», провели выборы в Америке и получили очень хорошие результаты: увеличили от 2 до 10 число делегатов, представляющих русскоязычную общину. Впервые будут делегаты из русскоязычной общины из Канады, впервые будут представители русскоязычной общины из Германии, и впервые будут из Австралии. Более того, я могу вам рассказать, что в Австралии нам пришлось идти в суд, потому что местная община не захотела дать русскоязычному представителю место в Конгрессе. Они сделали всё возможное, и даже пошли на обман, но всё же после некоторых споров один делегат из тринадцати представляет русскоязычных. В Америке тоже будет суд, там тоже нам ставили палки в колёса. Например, когда были выборы, они не сделали сайт на русском, хотя обещали (было такое  требование, ведь очень много русскоязычных евреев-стариков в Америке, и в Канаде тоже, не читают на английском).

Теперь относительно Украины. Как я уже сказал, делиться никто не хочет. Несмотря на то, что украинская и российская общины очень большие, число делегатов от них очень маленькое. В Украине и России на каждые 45 тысяч евреев только один делегат, а в Уругвае — на каждые 5,5 тысяч! Это страшная несправедливость. Естественно, как я вам уже сказал, американские реформисты и консерваторы делают всё возможное, чтобы не дать русскоязычным евреям увеличить своё представительство, потому что они понимают, что это будут «правые» голоса, которые будут голосовать на Конгрессе. Они не хотят делить бюджет. Надо понимать, что когда собираются на конгрессе делегаты, они голосуют не только за политические принципы, они голосуют за бюджет. Если, например, завтра какое-то политическое движение, как мы, которое представляет русскоязычное еврейство, да любое другое, даже русскоязычные реформисты… Я уверен, те евреи Украины, которые голосуют за реформистов и ходят в реформистскую синагогу в Киеве, имеют более «правые» позиции, чем реформисты из Америки. Они будут иметь свои взгляды, будут требовать бюджеты на себя и утверждать более «правые» принципы. И поэтому «старые» общины, это исторически сложилось,  делают всё, чтобы не давать больше мест делегатам из России и Украины.

Всемирное движение «НДИ» и я лично вместе с Сионистской Федерацией Украины пошли в суд с требованием увеличить делегацию из Украины и России. Мы смогли этого добиться, но, к сожалению, совсем чуть-чуть: на один мандат — с 6 до 7 для Украины и с 9 до 10 для России соответственно. В октябре после ближайшего конгресса мы снова пойдём в суд и будем требовать полностью изменить представительство и переместить мандаты из Южной Америки на страны бывшего Советского Союза, включая страны, у которых просто отобрали мандат, потому что у них нет Федерации. И мы будем требовать, чтобы представительство было намного больше.

Итак, почему это важно для украинских евреев, вне зависимости от того, за кого они голосуют? Чем больше русскоязычных евреев в Конгрессе, тем больше возможность «отбить» бюджеты на работу со своими общинами. Очень сильно зависит от того, кто будет стоять во главе «Сохнута», кто будет стоять во главе ВСО  - зависит, какие бюджеты пойдут на помощь беженцам из-за войны в Украине, на помощь репатриантам, на помощь синагогам, на помощь общинам, на помощь ульпанам. Это настоящая помощь и настоящие деньги.

Пока люди думают, ехать им или нет. Очень сильно выросло число репатриантов. В 2014 году их число во всём мире увеличилось на 50%, в основном, за счёт репатриантов из Украины, России и Франции. Если я правильно помню цифры, то самый сильный прирост именно из Украины, думаю, процентов 70-80, это где-то шесть тысяч. Очень сильно увеличилась репатриация из Франции из-за антисемитизма, все помнят теракты. В России — из-за кризиса. Но есть репатриация и из других общин, со всего мира, но там более стабильно: из США каждый год приезжает три тысячи. И это всё бюджет Национальных институтов, и это всё решается Всемирным сионистским конгрессом, поэтому голос каждого украинского еврея, который участвует в выборах, решает, какие принципы будут продвигаться на Конгрессе, будет ли распределение бюджета в пользу русскоязычных евреев украинской общины или нет.

На самом деле это очень важный выбор: речь идёт об очень больших деньгах — я приведу пример. Внутри Всемирной сионисткой организации есть Отдел по расселению, который занимается строительством за «зелёной чертой». Огромный вопрос всегда при распределении между движениями: кто возьмёт себе Отдел по расселению? Ведь распределение постов в ВСО, как коалиция в парламенте: строительство за этой партией, министр репатриации  — от другой… От этого будет сильно зависеть, будут ли строить в Иудее в и Самарии, будут ли строить вокруг Газы, будут ли строить на Голанах. Например, во время «НДИ» было много строительства на Голанах и за «зелёной чертой», а что будет, когда придут «Мерец», «Авода»…

И кто будет руководить отделом ВСО  по работе в диаспоре? Заявляю: никогда за всю свою историю Отдел по работе с диаспорами не работал с русскоязычными евреями Запада, никогда! Для них не выделялось никакого бюджета! Один раз ВСО направил посланника по работе с русскоязычной диаспорой Северной Америки, дали ему мизерный бюджет по сравнению с тем, что идёт на религиозных сионистов, реформистов, консерваторов в Америке… Нужно понимать, что русскоязычные евреи, которые разбросаны по всему миру — это не какие-то далёкие ребята, у них у всех есть родственники здесь. Это наши люди, это настоящие наши братья, друзья, и  тоже очень важно, чтобы для них был распределён бюджет.

Подведем итоги. Эти выборы являются частью выборов во Всемирный сионистский конгресс, на котором решаются важные вопросы: влияет ли еврейская диаспора на судьбоносные решения насчёт Израиля — переговоры, поддержка правительства Израиля, строительство в Иудее и Самарии. Второе — распределение бюджетов на разные проекты, как например, на поддержку русскоязычных. Третье — тот факт, что русскоязычные евреи в диаспоре становятся важными, влиятельными в этой огромной структуре. Если они станут влиятельными в этой структуре, то они станут влиятельными и в других структурах. То есть отношение к ним  будет уже совсем другое.

Демократия позволяет взять власть с помощью выборов, и это то, что нам нужно делать. В Израиле русскоязычные израильтяне за последние 20 лет получили огромные бюджеты, огромные ресурсы с помощью демократических выборов. Прежде всего, это партия «Наш дом Израиль», которая представляет русскоязычных евреев, русскоязычных израильтян. Она, например, последние шесть лет руководила Министерством абсорбции. Понимания важности работы с Россией и Украиной стало намного больше.

Я ещё раз призываю всех евреев Украины участвовать в еврейской жизни, участвовать в выборах. Эти выборы уже прошли, и прошли прекрасно. Нужно участвовать и в следующий раз. Я приехал от имени своего движения, от имени правления, да и лично хотел увидеть эти выборы. Почему ещё это важно: к сожалению, во многих странах выборы вообще не проходят. Были выборы в Америке, проходят выборы в Украине, возможно, будут выборы, но более сжатого формата, в Канаде.  Может быть, будут выборы ещё в одной стране в Европе или Южной Америке… Украинская еврейская община, не имея никакого опыта, в условиях огромного кризиса, войны в части страны, взяла на себя ответственность проводить выборы! И мы видим сейчас при подсчёте голосов, что в них участвовало более 20 областей, а значит, десятки городов; от мала до велика, в возрасте от восемнадцати до ста и более… Это прекрасно! Да, будут ошибки, будут недопонимания, будут фальсификации — это нормально. Главное, что еврейская община во главе с Сионистской федерацией Украины взяли на себя эту миссию, собрали деньги, организовали, создали штаб, формат, утвердили всё в ВСО, посоветовались с Американской еврейской общиной, как это проходило, получили консультацию в сжатые сроки (в Америке выборы проходили 3,5 месяца, здесь же полтора)! Это огромное достижение! Когда мы, все русскоязычные евреи, неважно от какого движения, придём в ВСО и будем бороться за увеличение количества мест, мы скажем: «Украина провела выборы! Вы говорили, что есть страны, в которых выборов нет. И как вы сможете говорить, что в Украине нет настоящих демократических, произраильских процессов? Вот они!» Поэтому это очень важное событие, и я очень горд, и мне приятно видеть, что это происходит.

Беседовала: Е. Заславская
Редакторы: Г. Хараз, Ек. Панасевич
Съемка: А. Шевченко

 

 

Наши партнеры 

    Юлий Кошаровский история исхода