Выступление Иосифа Зисельса на международной конференции по антисемитизму, посвященной 100-летию «дела Бейлиса»

Уважаемые представители дипломатического корпуса, народные депутаты, раввины, руководители общин, уважаемые гости!

Я занимаюсь организацией мониторинга и анализа антисемитских проявлений на территории бывшего Советского Союза с 1990 года, т.е. с момента создания Ваада СССР–СНГ. За 23 года накоплен определенный опыт. И с точки зрения этого опыта, я могу очень позитивно оценить вчерашний день конференции, когда выступавшие эксперты европейского уровня квалифицированно характеризовали ситуацию с проблемами антисемитизма в Европе.

Добавить к этим выступлениям мне хотелось бы следующее. Антисемитизм является важной составляющей для характеристики состояния общества, соблюдения прав человека и демократических стандартов. Его уровень – это тест на цивилизованность любого сообщества. Однако, не менее важно акцентировать внимание на том, что по-настоящему реальная глобальная угроза антисемитизма возникает тогда, когда он становится одним из инструментов политики правящей в стране власти, или в момент, когда государство оказывается в состоянии полной анархии и безвластия. Тогда антисемитизм превращается из идеологии в трагическую практику и дает обильный урожай жертв.

Сегодня, к сожалению, некоторые выступления отмечены не столько профессиональным экспертным уровнем, как это, подчеркиваю, было вчера, сколько эмоциональной окраской. Между тем, на международных конференциях, где присутствуют послы многих стран, наблюдатели международных организаций, признанные специалисты, очень важно удержаться в рамках высокого экспертного и профессионального уровня, не позволив снизить его эмоциям и дилетантизму. К сожалению, произошло именно так.

Приведу примеры.

В выступлении народного депутата Анны Герман прозвучала сугубо эмоциональная оценка группы людей (она ее, кстати, не назвала), которая в момент открытия конференции проводила в Киеве массовую акцию. По ее словам, улицами города маршировали наследники тех, кто убивал евреев во время Холокоста.

Я понимаю, что каждый имеет право на эмоциональную оценку, даже народный депутат и особенно, если это женщина, но мы помним, что Анна Герман – человек очень близкий к самым высоким уровням власти. А потому я хочу задать ей несколько вопросов. Что именно власть сделала за последние три года для противодействия так называемому радикальному антисемитизму, неонацизму, кроме навешивания различных ярлыков на оппозицию (разумеется, речь шла о ВО «Свобода», т.к. именно в этот день группа сторонников ВО «Собода» отмечала на улицах Киева христианский праздник «Покрова»), власть, сосредоточившая в руках своих представителей суды, прокуратуру, милицию, СБУ, налоговую службу? Раз уж все столь ужасно, то где уголовные дела, возбужденные за разжигание межнациональной розни, где судебные процессы, где обвинительные приговоры? Если угроза так реальна, то почему государство не реагирует на нее?

Это вопрос риторический, потому что, по моему глубокому убеждению, власть заинтересована в существовании ВО «Свобода» в политическом спектре страны, да и опасность не такая уж и острая, т.к. уровень антисемитизма и ксенофоби в Украине не выше, чем в остальных странах Восточной Европы (не считая России и Венгрии, где он выше, причем, в Венгрии - намного).

Мое внимание привлекло также выступление Леонида Барда, представляющего Всемирный конгресс русскоязычного еврейства и международную организацию «Мир без нацизма». Созданная с одобрения Кремля, имеющая весьма сомнительную репутацию в мире, эта организация, я уверен, является одним из внешнеполитических инструментов российской имперской власти, используемых для воспрепятствования процессу обретения подлинной независимости республиками бывшего Советского Союза. Думаю, что на самом деле руководству организации наплевать на проблемы с нацизмом, им важно стращать мир, так называемым «возрождением неонацизма» в странах Балтии, Украине и Молдове.

Леониду Барду, бывшему киевлянину, ныне американскому гражданину, не нравится переименование улиц Киева, не нравится существование улицы Симона Петлюры, и он говорит, что ему неприятно по ней ходить. Думаю, что, наблюдая за «деятельностью» организации «Мир без нацизма», мы можем выразить уверенность, что балтийские страны, уже ставшие частью Европы, и Украина – разберутся со своими внутренними проблемами без помощи этой организации, а ей резонно было бы сосредоточиться на реальных проблемах активизации неонацизма в России, где рождена эта организация, и где работы у нее гораздо больше, чем на всем вместе взятом постсоветском пространстве. Если Леониду Барду не нравится ходить по улице Петлюры, пусть он по ней не ходит. Возможно какому-то заматерелому расисту в Америке тоже неприятно ходить по улице Мартина Лютера Кинга. Чем ему можно помочь? Как отжившему в современной истории Америки элементу ему остается только ныть.

Наконец, еще одно выступление – Бени Брискина, представителя Российского еврейского конгресса. С точки зрения еврейского националиста, сиониста, это заявление можно объяснить эмоциональным аспектом. Действительно для такого человека и Холокост уникален, и дело Бейлиса уникально, и антисемитизм уникален. С экспертной точки зрения, антисемитизм – часть ксенофобии. Может быть, самая острая, хотя с этим могут поспорить другие народы, может быть самая эмоционально окрашенная, но все же часть общего понятия, именуемого ксенофобией. Попробуйте объяснить армянам после Геноцида 1915-го года, что Холокост евреев уникален, а Геноцид армян – нет. Или крымским татарам попробуйте объяснить это в связи с депортацией, или украинцам – в связи с Голодомором. Это абсурд. Таким путем невозможно прийти к примирению, к подлинному воспитанию толерантности. В программах по воспитанию толерантности, которые мы реализуем уже семнадцать лет, никогда – и это принципиально – не противопоставляем одну трагедию другой. Мы пытаемся пробудить сочувствие одного народа к другому, поскольку у каждого есть пережитые трагедии. Только сопереживание помогает начать движение к подлинной толерантности и подлинному плюрализму. Я убежден, что на подобных конференциях некорректно говорить об уникальности одной национальной трагедии и косвенно противопоставлять ее другим.

Важно понять, что манипулирование антисемитизмом и ксенофобией, спекуляция этими понятиями – процесс не менее опасный, чем указанные явления, поскольку нарушается принцип справедливости.

Если мы обвиняем какой-то народ в том, что он чего-то не делает для противостояния антисемитизму, или даем заведомо гиперболизированную оценку проявлениям антисемитизма и ксенофобии в истории и настоящем этого народа, то неадекватно оцениваем исходящую от него опасность. Естественно, в этом случае мы можем рассчитывать только на паритетную реакцию, то есть на отрицательное отношение к подобным оценкам и возрастание неприязни к их носителям. В случае, если такая оценка исходит от евреев – на рост антисемитизма.

Важно помнить, что есть не только проблема антисемитизма и ксенофобии, есть проблема манипулирования ими, особенно в период предвыборных баталий. А у нас через два года – выборы Президента Украины.

Киев, 15–16 октября

рубрика: 

Наши партнеры 

Юлий Кошаровский история исхода