О причинах зла (к годовщине Ванзейской конференции)

20 января 1942 года в Ванзее состоялось совещание руководства германской национал-социалистической партии и правительства Германии, на котором было принято решение координировать деятельность министерств, принимающих участие вместе с нацистской партией и эсэсовскими частями в действиях по «окончательному решению еврейского вопроса».

О массовом уничтожении нашего народа многое известно. Продолжает звучать вопрос: как могло произойти подобное, в чем причины и корни зла? И хотя некоторые как, например, писатель Эли Визель, утверждают, что недопустимо строить теории по поводу Холокоста. Делать его предметом анализа значит осквернять и профанировать Память жертв, но и они подчас не в силах противостоять естественному стремлению понять и объяснить случившееся.

«Тяжело и малоприятно погружаться в эту пучину зла, – размышляет писатель Примо Леви. – Есть искушение, поморщившись, отвернуться и отключить сознание. Этому искушению нельзя поддаваться».

Многочисленны теории и попытки ответов. Массовое истребление гражданского населения можно объяснить лишь исключительной жестокостью, причины которой многочисленны. Каждая из них в отдельности не может рассматриваться основной и определяющей.
Многие исследователи утверждают, что существует явно прослеживаемая связь между традиционным антииудейским христианским учением и национал-социалистическим «окончательным решением». При императоре Константине христианство обрело статус официальной религии Римской империи. При этом император предусмотрел ряд мер, призванных ограничить права евреев в обществе. Евреям запрещалось обращать в иудаизм христиан – подобное обращение (гиюр) рассматривалось как преступление. Евреям запрещалось владеть рабами-христианами и вступать с христианами в брак; состоять на военной службе, а также занимать государственные посты, где от них зависели христиане.
Согласно Кодексу Феодосия 438 г., евреям гарантировалась определенная защита в случае нападения на дома и синагоги. Однако тем же кодексом устанавливалось, что все перешедшие в иудаизм христиане теряли право на наследование имущества. Миссионерская деятельность разрешалась для христиан, но запрещалась для евреев. В VI в. Кодекс Юстиниана лишил евреев большинства прав, дарованных им Кодексом Феодосия – иудаизм лишался легального статуса и не подлежал защите закона. Те, кто публично отрицал Воскресение и Страшный Суд, подвергались изгнанию.
В 1215 г. решением IV Латеранского Собора евреям предписывалось носить особую одежду и отличительный желтый знак. В 1239 г. папа Григорий IX объявил Талмуд «богохульной» книгой, и тысячи экземпляров его сжигались по всей Европе. Ряд новых антиеврейских установлении появился в XIII в.: Оксфордский Собор 1222 г. запретил строить новые синагоги; решением Синода в Бреслау 1267 г. евреям предписывалось селиться в специально отведенных для них еврейских кварталах; Базельский Собор 1434 г. запретил присуждать евреям ученые степени.
Хотя Иисуса убили римляне, церковь традиционно возлагала на евреев вину за «богоубийство» и осудила всех евреев за нежелание принять Иисуса как Мессию. Обвинения адресовались не только современникам Иисуса, но и всем последующим поколениям евреев. Мелитон Сардийский, живший во II-ом веке н.э., стал первым христианским епископом, обвинившим иудеев в «богоубийстве – в том, что якобы «убив Христа», иудеи виновны в убийстве «самого Б-га». Многие теологи – от Августина до Лютера – придерживались подобных воззрений, «Смерть Иисуса и смерть миллионов евреев в наш век неразрывно и трагически связаны между собой. На протяжении многих столетий евреев осмеивали, преследовали и обвиняли в смерти Иисуса. Выдвинутое против них обвинение в «богоубийстве» стало питательной почвой, породившей зло нацизма, со всеми его катастрофическими последствиями» (Rt. Revd Christopher Budd. Pastoral Letter for 1st Sunday of Advent 1994 about our Links with the Jewish People, 10 November 1994). И в наши дни, подобные мнения можно услышать от священников различных направлений христианства.
Лишь в 1965 г. увидела свет Декларация об отношении Церкви к нехристианским религиям (Nostra Aetate), в которой Католическая Церковь официально провозгласила решительный отказ от прежних взглядов. По такому же пути пошли и другие Церкви.
Во имя исторической правды стоит отметить, что Церковь никогда формально не требовала физического уничтожения евреев; режим немецкого фашизма воплотил на физическом уровне то, что на протяжении многих веков Церковь стремилась осуществить на духовном уровне – уничтожить иудаизм.
Англиканский теолог Маркус Брейбрук уверен, что два тысячелетия церковного антииудейского учения заложили основу гитлеровского «окончательного решения»: В ночь на 9 ноября 1938 г. нацисты организовали еврейские погромы по всей Германии. Эта ночь вошла в историю под названием Kristallnacht («Хрустальная ночь»). Почти никто из христиан не протестовал против погромов. Архиепископ Роберт Ранси в связи с этим заметил: «Откуда такая слепота? А все дело в том, что христиане в течение многих веков возлагали на евреев ответственность за смерть Иисуса. Вечером в Страстную Пятницу евреи запирали двери и тряслись от страха перед христианской толпой, жаждущей мести за «богоубийство».
Евреев с первых лет формирования христианской Церкви стали обвинять в смерти Иисуса, «Мессии», которого они отвергли. В наказание, заявили христиане, Б-г изгнал евреев из Израиля. В Средние века добавились новые обвинения. Иудеев называли «детьми дьявола», получили распространение «кровавые наветы» – ложные обвинения в убийстве христианских младенцев, кражах и осквернениях Святых Даров. Долгие века подобные домыслы считались истинами неоспоримыми и безусловными, а евреи становились жертвами предрассудков и жестоких преследований.
В эпоху Крестовых походов евреи часто становились жертвами погромов; походы крестоносцев финансировались на награбленные деньги. Когда христианство утвердилось в Римской империи, у евреев были отняты все права. Обращение в иудаизм и смешанные браки запрещались под страхом смерти. Веками евреев изгоняли из стран, где, казалось, они чувствовали себя в безопасности, – как например, из Испании, откуда их изгнали пять веков назад, в 1492 г.
Один из факторов происхождения антисемитизма, несомненно, антииудейское церковное учение, утверждает Маркус Брейбрук. В нем встречаются явно нелепые положения, вроде обвинений всех иудеев в убийстве Христа, однако в основе его лежат и более сложные причины: например, «типологическое» прочтение еврейской Библии (в которой усматривают пророчества о приходе Христа), противопоставление «жестокого Б-га Ветхого Завета» «любящему Б-гу Нового Завета».
Вывод М. Брейбрука таков – «Века антииудейского учения подготовили почву для нацизма. Хотя отдельные христиане рисковали жизнью, чтобы спасти евреев, в целом очень небольшое число христиан противостояло нацизму. Красноречивым свидетельством тому является молчание Церквей». Рассматривая детали антииудейского учения, исследователи отмечают что, «согласно христианскому учению, именно Церковь есть истинный наследник обетований, данных Аврааму. Она есть духовный и вселенский Израиль, предсказанный пророками, в то время как иудеи унаследовали все, что в истории воплощало собой зло – «богохульство, отступничество, убийства». В результате иудеи лишились Б-жественного избранничества. Б-жий гнев на них ознаменовался разрушением Храма и Иерусалима. Иудеи были изгнаны, и отныне над ними довлеет проклятье Б-жье: им уготованы вечные странствования и унижение до самого конца времен, когда Иисус вернется вновь, и иудеям, наконец, придется признать свою вину.
В 1933 г. кардинал Михаэль фон Фаульгабер произнес проповедь, в которой заявил, что после смерти Христа – Израиль был отлучен от служения Откровению. «Он [Израиль] не опознал времени своего призвания. Он отверг Помазанника Б-жьего и повел Его на Крест. <...> Дщери Сиона получили разводную, и с тех пор иудеи осуждены вечно скитаться по всей земле».
Обвиняя евреев, христиане, фактически, поставили перед собой грандиозную задачу: доказать, что унизительное положение иудеев свидетельствует об их отвержении Б-гом. В нацизме христианская демонизация духовного облика евреев превратилась в демонизацию их биологических черт – поэтому «окончательное решение» нацистами еврейского вопроса на пути к тысячелетнему Третьему Рейху предполагало не религиозное обращение, а физическое уничтожение евреев.
Именно христианская традиция воспитывала в своих последователях чувство отвращения к евреям, благодаря которому христиане почти не считали нужным реагировать на их исчезновение.
В 1922 году Гитлер сравнивал себя... с Христом, поражавшим еврейских менял-ростовщиков, как клубок ядовитых змей. Позже в «Майн кампф» читаем: «Если еврей посредством своего марксистского символа веры восторжествует над народами этого мира, венец его торжества станет пляской смерти для человечества, тогда эта планета, как за миллионы лет до наших дней, будет снова безлюдной вращаться в мировом пространстве». И далее: еврей «будет следовать своим роковым путем, пока иная сила не выступит против и в титанической схватке не сбросит этого бунтовщика против небес в преисподнюю к Люциферу». Таким апокалипсическим персонажем – спасителем рода человеческого Гитлер и видел себя.
При всем вышесказанном мы встречаем истово верующих христиан, не зараженных «вирусом» антисемитизма, равно как и христиан-антисемитов. Из этого можно заключить, что христианство не является исключительной причиной антисемитизма.
Европейская культра и сознание обывателя были пронизаны расизмом и антисемитизмом задолго до захвата власти нацистами. Еще в Средние века европейские умы рассуждали о расовой неоднородности. И в те времена, когда европейский национализм и империализм начинали играть все более заметную роль во внутренней и внешней политике, такие идеи оказались весьма кстати.
В 1854 г. французский дипломат Артур де Гобино опубликовал нашумевшую книгу о «неравенстве человеческих рас», где утверждал, что так называемая арийская раса выше всех остальных. Англичанин Х.С. Чемберлен, основываясь на модных тогда идеях социального дарвинизма, утверждал в 1899 г., что «сильные» имеют право руководить «слабыми» и даже покорять их, что «арийская раса» во главе с германцами призвана спасти христианско-европейскую цивилизацию от врага – «иудаизма».
Ф. Ницше в конце XIX века определяет библейскую этику, привнесенную в мир еврейским народом, как «мораль слабых»: они выдумали Бога, чтобы защитить себя. В своей книге «Веселый ученый» он представляет самого себя в роли сумасшедшего, который приходит в город и зажигает там фонарь при дневном свете, восклицая: «Я ищу Б-га... Где Б-г – это я знаю. Мы все его убили... Он умер» и продолжает: «Б-г не будет больше жить, мы убили его. Святой и Великий всего мира – кровь его у нас на ноже, и кто взыщет ее с нас?», имея в виду, что умерла вера в Б-га. Если же Б-г умер, то согласно логике фолософии Ф. Ницше у гуманистических ценностей нет никакого абсолютного основания и поэтому придерживаться их бессмысленно.
Нацисты утверждали, что спасение и возрождение Германии возможно лишь на основе принципов «расовой биологии», «евгеники» и антисемитизма, используемых в политике. Своей целью они объявляли построение «расово чистого», однородного общества, в котором признаются «естественные» различия между людьми. Полными гражданскими правами могли пользоваться только «лица немецкой или родственной им крови». Юристы, которые готовили эти законы, считали, что «учениям о всеобщем равенстве национал-социализм противопоставляет трудное, но необходимое осознание основополагающих различий между народами...».
Народы и правительства западных стран почти не реагировали на ужесточавшиеся дискриминацию и преследования евреев нацистами. Как стало широко известно из научных исследований в последние годы, уже в 1941 году лидерам стран антигитлеровской коалиции были известны факты уничтожения нацистами евреев на оккупированных территориях. Но ими не было предпринято практически никаких мер, и, более того, подобная информация держалась в строгом секрете.
Психологи сформулировали тезис о Холокосте как о психологическом методе, когда судьба групп, предназначенных к уничтожению, служит для остальных в лагере и вне его примером ничтожности человека. Сознание такой ничтожности внедрялось и поддерживалось отправкой в концлагеря и массовыми ликвидациями.
Другая социально-психологическая версия рассматривает геноцид евреев как возрожденный ритуал массовых человеческих жертвоприношений эпохи бронзы; с их помощью «немецкая народная общность» снимала психическое перенапряжение, экономические и политические страхи. Именно с такой целью нацисты пытались провести дехристианизацию Германии, отказываясь от библейской этики и возвращяясь к языческим мифам и символам..
Гитлер боролся против определенного духа, определенного строя мыслей и чувств. Мишенью его ненависти была определенная этика. Именно еврейское по своему происхождению ядро библейской этики: заповеди любви к ближнему, справедливости, равенства и, прежде всего, безусловной защиты и святости человеческой жизни, – он и хотел искоренить из сознания немцев, утверждая, что «совесть – еврейская выдумка».
Освобождение от «еврейского духа», по мысли фюрера, сделало бы немцев бесспорными фаворитами в вечной войне всех против всех. Конечной целью при этом было завоевать для Германии мировое господство, обеспечить «жизненное пространство», очистив его от излишка проживающих там «недочеловеков». Чтобы решить эту задачу, следовало воспитать в «народе господ» способность к безоглядной жестокости, избавить его от конфликтов совести при истреблении мирного населения.
В 1943 году Гитлер рассуждал, обращяясь к Геббельсу: «Еврей – существо абсолютно интеллектуальное». Путем уничтожения евреев – «народа Книги», который выше всего ценит интеллектуальные достижения и сравнительно с другими дал наибольшее число таковых, Гитлер, возможно, стремился возвратить человечество на более примитивную, неисторическую ступень развития, хотел сдержать или устранить процесс «интеллектуализации мира», все более сильную экспансию ratio и связанных с ним усложнений.
Наиболее обширную группу «теорий Холокоста» образуют социологические.
Первая мировая война явилась поворотным пунктом в истории Европы, значение которого невозможно оценить, изучая только политические или военные аспекты поражения Германии. Война стала центральным звеном в процессе разрушения самых строгих запретов, столетиями формировавшихся в европейской культуре. Груз горечи и разочарований, принесенных демобилизовавшимися солдатами с фронта, трудности поиска места в послевоенной действительности, вне привычных рамок армии, безработица возбуждали глубокое недовольство в немецком народе. Все это привело к возникновению новой системы ценностей в обществе. С упадком привычных авторитетов возникла потребность в новых, которые вернули бы людям чувство порядка, безопасности и своего места в новом обществе.
Некоторые исследователи видят мотивы Холокоста в стремлении капиталистов присвоить еврейскую собственность и использовать принудительный труд заключенных в гетто и лагерях, отвлечь внимание широких слоев немецкого населения от внутренних трудностей государства. И также ликвидировать аграрное перенаселение путем перемещения избыточной рабочей силы в города, освобождая современный мир от окаменевшего осколка исчезнувшей ближневосточной цивилизации, вкрапленной в структуру цивилизации современной, западнохристианской.
Другие исследователи исходят из представления, что Гитлер уничтожал евреев как носителей идей модернизации на основе рационализма, демократии, интернационализма.
Ряд политических теорий представляют геноцид евреев как борьбу с большевизмом, в котором Гитлер рассматривал как величайшую угрозу для Германии и всего мира, именно евреями инициируемую. Известно заявление Гитлера в беседе с М. Планком: «Все евреи – коммунисты». Немецкая пропаганда запугивала особой жестокостью «еврейских большевиков», создавался образа «еврейского комиссара» – символа ужасов революции, войны и сталинских репрессий.
В последние десятилетия с целью проведения антиизраильской пропаганды создаются версии о Холокосте как «сионистско-фашистском заговоре». Так многолетний представитель ООП в Германии А. Франжи утверждал, что Гитлер и сионисты пришли к негласному и неоформленному договору – уничтожить большую часть европейских евреев, чтобы побудить выживших к переселению в Палестину.
Уникальность Холокоста нельзя усматривать лишь в численности жертв, в численности убийц и соучастников. По подсчетам американского социолога Р. Руммеля, с 1900 года правительства во всем мире убили (вне войн и военных конфликтов) 119 млн. человек. Уникальность Трагедии еврейского народа состоит в том, что была поставлена задача истребить этнос полностью, в международном масштабе, тщательно спланированным образом, обоснованным теоретически. При этом сам процесс уничтожения был засекречен. Для достижения поставленной задачи были разработаны комплексные теории, методы пропаганды и изощренного убийства людей.
И в наши дни антисемитизм проявляется в мире, приобретая новые формы (антиизраилизм) и, как представляется, еврейский народ, международное сообщество не смогли пока выработать «прививку», гарантирующую от повторения кошмара Катастрофы.
 

Air Max 90 Ultra 2.0 Flyknit

рубрика: 
рубрика: