"Еще не угасла наша надежда" – неизвестный текст гимна Израиля представили во Львове

Яйцо с «Атиквой» в бутылке среди экспонатов выставки еврейского наследия Львова. Фото: Илья Левин, газета «Высокий Замок» (Львов)

 

В эти дни во Львове проходит выставка «Памятники еврейского ремесла». Данная экспозиция Львовского исторического музея («Палаццо Бандинелли») открыта публике в рамках фестиваля еврейской музыки LvivKlezFest.

Наряду с предметами иудаики и еврейского быта из коллекций пяти местных музеев, на выставке представлен неожиданный еврейский раритет — декоративная бутылка конца 19 — начала 20 веков с яйцом внутри на тонком стержне.

Оболочка яйца покрыта текстом на иврите, который оказался ранним и малоизвестным вариантом «Атиквы» — будущего гимна Государства Израиль.

Первоначальный текст «Атиквы» был опубликован в 1886 году поэтом Нафтали Имбером — уроженцем галицийского города Золочев. С конца 1890-х годов этот текст использовался как гимн мирового сионистского движения, но с 1905-го строчки припева были изменены. Вместо слов Имбера «Еще не угасла наша надежда, вековая надежда — вернуться в землю наших предков, в город, в котором жил Давид» были добавлены строки:

«Еще не угасла наша надежда,

Надежда двух тысяч лет —

Быть свободным народом

На нашей земле,

Земле Сиона и Иерусалима».

Именно такая версия «Атиквы» хорошо известна современным израильтянам. Тем более редким выглядит «сионистское яйцо в бутылке» на львовской выставке — там написан именно первый, подлинный текст Нафтали Имбера, до изменений 1905 года.

Бросается в глаза, что ивритский текст будущего гимна Израиля нанесён на яйцо классическим почерком «сойфера» — переписчика священных свитков в иудаизме. Об этом говорит характерная манера удлинять буквы, чтобы они размещались в четко заданной длине строки — такой способ применяется «сойферами» при написании свитков Торы.

Гимн на яйце четко идентифицирует удивительную бутылку с сионистами Львова. Надо отметить, что сионистское движение во Львове и, в целом, в австрийской Галиции было важным фактором еврейской жизни 1890-1930-х годов. Сионисты Львова — представители городской интеллигенции и бизнесмены — имели своих представителей в городском совете, выпускали журналы и газеты. На выборах в австрийский парламент 1907 года львовские сионисты получили два мандата, объединившись с украинскими партиями.

Траурное объявление об одном из лидеров сионистов Львова, 1910 г, на польском языке и иврите
 

Молодые сионисты Львова в начале 1920-х годов создали под городом ферму для обучения сельскому труду сотен будущих репатриантов, которые затем приехали в Землю Израиля. В 1930 году во Львове насчитывалось более 4000 плательщиков «шекелей» — добровольных взносов на возрождение еврейской страны. Правые сионисты — сторонники Владимира Жаботинского — создали во Львове мощную структуру, включавшую молодежные военизированные отряды «Бейтар», «Брит ха-Хаяль» и «Менора» из нескольких сотен человек. По данным польской полиции Львова, эти молодые сионисты были вооружены огнестрельным оружием и могли давать отпор в случае нападений польских националистов.

Огромное художественное, научное и общинно-религиозное наследие евреев Львова было уничтожено или разграблено гитлеровцами в период Холокоста — вместе с убийством почти 150 тысяч евреев столицы Галиции. Советская эпоха довершила разрушение и разорение. Великолепные коллекции еврейского искусства или пропали, или были рассеяны по разным музеям.

Сегодня основу музейной иудаики Львова составляют предметы из довоенной коллекции Максимилиана Гольдштейна, погибшего от рук нацистов. Поэтому столь ценными и редкими являются любые артефакты, которые связаны с еврейской стариной этого города Украины.

Доктор Сергей Кравцов, старший научный сотрудник Центра еврейского искусства Еврейского университета в Иерусалиме, сообщил 1 июня порталу ForumDaily интересные подробности, связанные с этим «сионистским яйцом». Он подтвердил, что данный артефакт входил в коллекцию Максимилиана Гольдштейна. Более того, в книге коллекционера, изданной во Львове в 1935 году, упоминается автор этого текста в бутылке — микрокаллиграф Яков Дрейзин, проживавший в местечке Александрия (ныне село в Ровенской области Украины).
 

Страница из книги Максимилиана Гольдштейна (1935) с изделиями Якова Дрейзина.
 

Яков Дрейзин был кантором в синагоге и сойфером, увлекавшимся в качестве хобби написанием ивритских микротекстов на куриных и голубиных яйцах. Свой рекорд Дрейзин поставил на зёрнышке риса, разместив там 150 букв. Судьба евреев ровенской Александрии была трагической — в 1941-1942 годах более 1100 евреев местечка были расстреляны подразделениями немецкой SD и украинской вспомогательной полиции; обе синагоги Александрии были разрушены.

Брат каллиграфа — художник Вольф Дрейзин, жил до Второй Мировой войны во Львове и создал там деревянно-фанерную модель Еврейского университета в Иерусалиме. Оба талантливых брата были бедняками, страдали от болезней и недоедания, но мечтали о Святой Земле.

Экслибрис Максимилиана Гольдштейна (Львов).

Источник: http://www.isrageo.com

Наши партнеры 

Юлий Кошаровский история исхода