Антонина Иванова ищет еврейскую семью, которую ее бабушка и ее дети спасли от нацистов во время Второй Мировой Войны

К нам в редакцию пришло письмо от Антонины Ивановой, которая ищет еврейскую семью, спасенную ее бабушкой во время войны. Авторская орфография и пунктуация сохранены

 

Фото № 1.

 

Уважаемое еврейское сообщество!

Обращаюсь к Вам за помощью решить важное дело - найти членов еврейской семьи, которую моя бабушка и ее дети спасли от фашистов во время Второй мировой войны.

В 90-х годах мы с мужем написали письмо еврейской общине, и наш знакомый врач (по национальности - еврей) передал это письмо в Киев, в организацию, которая занималась праведниками, которые спасали евреев во время Второй мировой войны. Ответ, который нам, со временем, передали устно, можно сказать, был странным: письмо написано на украинском языке, а надо - на русском. Но с тех пор, когда мы написали письмо, прошло некоторое время, и мы успели выбросить все наши черновики, которые были записаны с рассказов моей мамы.

Когда мои родители узнали о ситуации, которая сложилась с письмом, которое мы переправили еврейской общине, то очень расстроились. Родители написали и прислали нам новые письма, в которых описали всю ту военную историю снова. Но в тот период мы с моим мужем заселялись в новую недостроенную квартиру, и этот «еврейский вопрос» перенёсся на несколько лет.

Следует сказать, что в девяностых годах я, мой муж и мои родители сами разыскивали ту спасенную семью Вайнштейнов, но неудачно. Одноклассник моего мужа (житель города Винница, прокурор или судья вроде бы) по нашей просьбе ходил искать эту семью в архивы СБУ в г. Винница.

Я, мой муж и мой отец ездили на улицу Киевскую в г. Винница, где после войны проживала та еврейская семья. Мы даже видели тот одноэтажный дом, где они проживали. Но тогда уже прошло более сорока лет после войны, и никто из жителей, которые на той улице проживали в то время, не смог вспомнить эту семью.

Впоследствии оказалось, что мы шли по ложному пути.

Это стало понятным, когда, однажды, в девяностые годы, мой муж с моим отцом проезжали местами тех военных событий (с. Райгород, Немировского района, Винницкой области) и говорили с очевидцами, которые лично знали спасенную еврейскую семью, и оказалось, что их фамилия не Вайнштейн, а не то Эдельштейн, не то Эзельштейн, не то Айзельштейн и т.д.

А дальше умерли мои родители...

Совсем недавно я перебирала старые фотографии, и нашла те повторно написанные моими родителями письма конца 90-х. Оказывается, что эти письма они писали аж два раза. И на основе этих писем я решила все-таки попробовать снова написать письмо еврейской общине.

Это я Вам рассказывала о том, как неудачно, начиная с конца 90-х, мы искали спасённую когда-то еврейскую семью.

А теперь я расскажу подробнее о том, как моя бабушка и ее дети спасали евреев во время Второй мировой войны.

С того всего, что я поняла из родительских писем и из тех рассказов, которые я слышала с детства от моих родителей, я могу сделать вывод.

Жила еврейская семья в количестве 5 человек: муж - Яков Эдельштейн (фамилия условная), жена - Раиса, дети: старший - Лёня, средний - Исаак, и наименьшая - девочка.

Жили они в г. Винница, но когда началась война, семья Эдельштейнов переехала к отцу Раисы (то ли в с. Райгород, то ли в с. Гута Винницкой области). Они думали, что войну пережить будет легче в селе.

Яков работал кузнецом в с. Гута.

Когда подошла война к селу Райгород, то Раиса с сыном Лёней и маленькой дочерью попали в еврейское гетто, которое находилось в с. Райгород Винницкой области.

Именно в то время моя бабушка Лиза встретила в лесу испуганного старого еврея - отца Раисы. Бабушка Лиза с ним была знакома. Он рассказал, что члены его семьи попали в еврейское гетто. Он проcил помочь спасти его родных.

Следует отметить, что во время войны и сразу после войны наша семья жила не в селе, а на хуторе, который назывался «Васильков хутор» в честь его основателя Василия Бондарчука - отца моей бабушки Лизы Васильевны Керейник (девичья фамилия - Бондарчук). Этот хутор находился между селами Райгород и Гута, под лесом. Хутор в своё время состоял из нескольких домов, в которых жило несколько семей, но со временем все семьи переселились жить в с. Райгород, и наша семья осталась жить на хуторе одна. В лесу. Соседей рядом не было никаких. Возможно, по этой причине удалось и евреев спрятать от врага, и при этом самим остаться в живых.

Так вот, моя бабушка Лиза пошла в с. Гута известить Якова - зятя того старого еврея об этой беде. Яков (за деньги или за золото) договорился, чтобы его жену Раису с сыном Лёней освободили из гетто (их младшая дочь на тот момент все-таки в гетто погибла). Моя бабушка Елизавета Васильевна с ее старшим сыном Виктором участвовали в процессе переправки Раисы и Лёни из гетто в дом нашей семьи (я после смерти моей мамы говорила с дядей Виктором Тихоновичем, её родным старшим братом, он подтвердил, что он с полицаем пришёл к погребу, из погреба к нему вывели Раису и её старшего сына Лёню).

(К сожалению, всех евреев, находившиеся в райгородском гетто, немцы расстреляли. Закопали в яму. Три дня оттуда слышались стоны, но никого из местных жителей туда не подпускали).

Через неделю после того, как еврейская семья стала скрываться в доме нашей семьи, приехала к нам на грузовой машине группа не то литовских, не то, эстонских фашистов (мама рассказывала точно, из какой страны, но информацию об этих фашистах я не запомнила), которые сказали, что знают, что в нашей семье скрываются евреи, и чтобы наша семья выдала их. Моя бабушка Лиза посадила фашистов за стол, дала им водки, накормила их. Это помогло им принять решение о том, что евреев у нас нет (об этом эпизоде мне тоже рассказал дядя Виктор).

Несколько раз в полицейское управление доносили на нашу семью о том, что у нас скрываются евреи. Но полицейский староста с. Райгород всегда присылал своего человека из управления, чтобы предупредить о том, что есть донос, и что будет проверка. (Также он всегда предупреждал семьи, в которых могли вывезти молодежь в Германию. В тот день, когда немцы должны были приехать, чтобы организовать отправку молодёжи в Германию, вся молодёжь скрывалась в лесу. За всю войну из с. Райгород никого в Германию так и не вывезли. После войны этого старосту арестовало НКВД, и больше никто никогда этого человека не увидел. Фамилия этого прекрасного человека мама называла, но я, к сожалению, не запомнила. Помню, что заканчивалась на "-юк" или "-ук»).

В таких ситуациях, когда к нам приходила проверка, то евреев прятали в погреб под полом в кухне, крышку погреба закрывали, а сверху на крышку сажали младшего сына Лизы Керейник - Фана, и он на жерновах молол зерно на муку. А чтобы не видно было крышки, то по ее периметру насыпали муку и вокруг тоже.

Ещё моя мама рассказала мне о таком случае: проезжала какая-то группа немцев на грузовой машине, зашли во двор к нашей семье, застали всех врасплох (евреев спрятать в погреб наша семья не успела, была тёплая погода, евреи находились на чердаке ). Немцы проверяли все места, нет ли какой-то опасности. Один немец с автоматом полез по лестнице на чердак, но почему-то передумал и вернулся обратно. Это спасло жизнь евреям и бабушке Лизе с четырьмя детьми.

Еще мама рассказала, что подделывали пропуск (аусвайс) для жены Якова - Раисы (копировали на стекле окна), она одевалась в украинскую сорочку, и моя мама (тоже в украинской сорочке, как будто бы ее дочь) ездила с ней в г. Винница поездом «Гайворон Винница» (ездили для того, чтобы проверить, в каком состоянии находилась квартира Эдельштейнов в г. Винница, или ничего не разворовали). Также ездили в с. Ситковцы навестить их младшего сына Исаака, которого прятал житель села Ситковцы Шкурпела.

Почему так сложилось, что наша семья прятала Якова, Раису и Лёню Эдельштейнов на хуторе возле с. Райгород, а самого младшего члена семьи- Исаака прятали в Ситковцах - я об этом не догадалась спросить у моей мамы.

Также мама рассказала, что наша семья в начале войны очень короткий период (месяц-два) прятала семнадцатилетнюю еврейскую девушку Немиро́вскую Цилю.

После войны семья Эдельштейнов проживала в г. Винница У них родилась девочка.

Яков работал заготовителем скота, в том числе поставлял мясо в винницкий ресторан при железнодорожном вокзале (о ресторане - информация не точная).

Я также помню, как несколько раз к нам в с. Ситковцы заезжал господин Яков в 60-х годах.

О судьбе старого еврея, отце Раисы Эдельштейн, мама никогда ничего не рассказывала. Это уже сейчас я о нём прочитала из родительских писем. И о его судьбе ничего не ясно из тех же писем.

На одной из фотографий (фото № 1) – моя бабушка Лиза сидит за столом, рядом с ней – Яков Эдельштейн, дальше видно лицо моей мамы Раисы Тихоновны. Мой дядя Виктор Тихонович стоит напротив них. Фото сделано сразу после войны.

На фото № 2 – моя бабушка Керейник Елизавета Васильевна и ее четверо детей (слева направо):

- в нижнем ряду: Лиза Васильевна, 1904 г.р. и её дети – Наташа Тихоновна, 1931 г.р, Феофан (Фан) Тихонович 1937 г.р.;

- в верхнем ряду: дети Лизы Васильевны - Раиса Тихоновна, 1926 г.р. (моя мама), Виктор Тихонович 1924 г.р. (Виктора Тихоновича не взяли в Красную армию на войну потому, что он был калека - у него не сгибалась нога в колене).

Пересылаю также копии писем моих родителей, которые они написали в 1999 году.

Я знаю, что один из сыновей господина Якова умер взрослым уже давно, один из сыновей был стоматологом (кто-то из сыновей жил в 70-80-х не то в г. Омск, не то в г. Новосибирск).

Семья моей бабушки была репрессирована два раза. Первый раз ее мужа Тихона, моего деда, посадили в тюрьму, как кулака, он не хотел вступать в колхоз и сдавать туда скот, а второй раз, в 1937-м - как американского шпиона (ведь дед находился на заработках в США 12 лет до 1924 года). При этом бабушку Лизу энкаведисты, жестоко избили, её ставили лицом к стене и стреляли над головой, и говорили: «Отдай золото, то, что твой муж заработал в Америке». Отобрали дом. И после 1937-го года мы больше никогда нашего деда Тихона не видели. А бабушка сама воспитывала 4-х детей. И мама мне часто говорила: «У нашей бабушки было очень трудная жизнь, она заслуживает того, чтобы ее имя было записано на той Аллее Праведников, что в Израиле».

Буду очень благодарна, если имена моих родственников будут внесены в Список праведников мира. Возможно, что если по линии Эдельштейнов никого найти не удастся (может, уже никого в живых нет), то Немиро́вская Циля еще может быть жива. Всё бывает. И было бы очень справедливо, если бы имя господина Шкурпелы из с. Ситковцы, который спас маленького Исаака, тоже было внесено в Список праведников. И полицейский староста села Райгород, который во время войны предупреждал бабушку о том, что на неё донесли, - он тоже праведник.

 

Фото № 2

Сейчас я живу в г. Хмельницкий.

Мой e-mail: ivanova_khmelnytskiy@yahoo.com

Извините, если что не так.

С уважением

Иванова Антонина Михайловна.

29.12.2018

Наши партнеры 

Юлий Кошаровский история исхода