3 февраля на 92-м году жизни скончался Оскар Фельцман

 

В воскресенье, 3 февраля, на 92-м году жизни скончался старейший российский композитор, автор песен «Ландыши», «На тебе сошелся клином белый свет», «Манжерок» народный артист РСФСР Оскар Фельцман.
 
Композитор скончался спустя сутки после того, как его срочно госпитализировали в больницу. В клинике Оскара Борисовича поместили в реанимацию. 2-го февраля медики диагностировали у пожилого композитора инфаркт и повышенное давление. Состояние Оскара Борисовича оценивалось как крайне тяжелое. Врачи пытались спасти Фельцмана и стабилизировать его состояние, но их усилия успехом не увенчались.
 
Оскар Борисович Фельцман родился 18 февраля 1921 года в Одессе в семье хирурга-ортопеда Бориса Осиповича Фельцмана. Его детство прошло на воспетой Ильфом и Петровым Малой Арнаутской улице. С раннего детства Оскар не пропускал ни одного концерта гастролировавших в Одессе музыкантов. «Мой отец был известным хирургом в Одессе, а мать занималась хозяйством. Я был единственным ребенком в семье. И еще были дедушка и бабушка. Они были евреями верующими и постоянно посещали синагогу во дворе нашего дома, — рассказывал композитор — Когда я уже подрос, мне стало любопытно и иногда они брали меня с собой. Там было интересно, как в каждом молельном доме, но кроме этого, там было много хорошей музыки и песен. И с тех пор еврейские песни и еврейская музыка вошли в мою душу». 
 
В возрасте пяти лет Оскар Фельцман начал заниматься фортепиано у прославленного одесского педагога Берты Рейнгбальд. В 1939 году он поступил на композиторский факультет Московской консерватории в класс В.Я. Шебалина. 
 
Первой песней, написанной Оскаром Фельцманом, стал «Теплоход» на стихи Виктора Драгунского и Людмилы Давидович, которую исполнил и записал на пластинку Леонид Утесов. Большую популярность приобрела песня «Ландыши», написанная на стихи Ольги Фадеевой и впервые исполненная Геленой Великановой. В советской прессе песня была признана мещанской, идеологически несостоятельной. Тем не менее, другие песни Фельцмана постоянно звучали на радио и в концертах.
 
Фельцман написал песню на стихи никому тогда не известного сотрудника редакции Всесоюзного радио Владимира Войновича, прославившую его на всю страну. Вот как описывает процесс создания песни «Заправлены в планшеты космические карты» сам Владимир Николаевич: «Утром следующего дня я принес обещанный текст и, пока Наташа читала, следил за её реакцией со страхом. А реакции никакой не было. Она читала текст словно проходную газетную заметку, без всякого выражения. А потом придвинула к себе телефон и набрала номер: — Оскар Борисович, у меня для вас есть потрясающий текст... Пишите: “Заправлены в планшеты космические карты, и штурман уточняет в последний раз маршрут. Давайте-ка, ребята, закурим перед стартом, у нас ещё в запасе четырнадцать минут”. Записали? Диктую припев: “Я верю, друзья, караваны ракет помчат нас вперёд от звезды до звезды...” Что? Рифма? У вас, Оскар Борисович, испорченное воображение. Наши слушатели люди чистые, им такое и в голову не придёт. “На пыльных тропинках далеких планет останутся наши следы”, Оскар Борисович, следы, а не то, что вы думаете».
 
В 1987 году Оскар Фельцман написан вокальный цикл «Песни былого», музыку к нескольким еврейским народным песням по тексту книги «Песни былого. Из еврейской народной поэзии» (в переводе Наума Гребнева). Исполнил цикл этих песен Иосиф Кобзон.
 
Источник: jewish.ru
-----------------------------------------
 
Эдита Пьеха, интервью газете "Известия":
 
Умер Оскар Борисович Фельцман, это огромная утрата. Он был для меня путеводной звездой. Написал мне более 20 песен, в том числе «Огромное небо», «Любовь», «На тебе сошелся клином белый свет». «Венок Дуная» — первая песня, которую Фельцман доверил мне в начале 1960-х годов, тогда у меня был еще сильный акцент, но он не побоялся.
Мы познакомились благодаря моему мужу, Александру Александровичу Броневицкому. Быстро нашли общий язык, часто бывали в гостях у Фельцманов, еще при жизни его прежней супруги Евгении Петровны. Виделись мы, правда, редко — все-таки я в Петербурге, а он в Москве. Но каждый раз, когда мы приезжали, Оскар звонил и спрашивал: «Ну что же вы пропали? У меня для вас красивая мелодия есть, приходите!» 
 
Мы приходили, и его супруга сразу приглашала к столу, угощала чаем и кофе. Он всегда был непосредственный, как ребенок, и когда у него что-то получалось, бурно и совершенно искренне выражал свою радость. 
 
Однажды, когда мы оказались у них дома, Оскар начал наигрывать вальсок: «Об этом, товарищ, не вспомнить нельзя, / В одной эскадрилье служили друзья». Великую песню «Огромное небо» я поняла не сразу, слушала и думала — что-то тут не так, такие стихи хорошие Роберта Рождественского, а с музыкой что-то не то. 
 
Потом ночью я проснулась и как будто заново услышала эту песню, поняла, что это — целая баллада. Я напела Сан Санычу, как бы хотела ее исполнить. Сначала предисловие — вокальная группа начинает мелодию, потом всплеск и — «Летали, дружили в небесной дали, / Рукою до звезд дотянуться могли». 
 
В то время был очень модный композитор из Польши — Кшиштоф Пендерецкий: у него есть произведение, где толпа народа на заднем плане рокочет. И вот у нас, когда взорвался самолет, вокальный ансамбль изображал эту толпу: «А город подумал — учения идут». Страшно красиво, и дальше длинный-длинный шлейф, как постскриптум.
 
В Молдавии, на международном конкурсе «Огромное небо» завоевало сразу три золотые медали — композитору, поэту и исполнителю. Француз, председатель жюри, помнится, сказал мне: «Когда вы пели, у меня по телу бегали мурашки». Оно и понятно — в этой музыке и стихах так много заложено, что иной реакции быть просто не могло. 
 
Как я могу не быть благодарной композитору, который дарил мне такие песни? Я их пела и пою до сих пор, и каждый раз публика замирает. Я счастлива, что имела возможность прикоснуться к лучшим его произведениям и была удостоена чести исполнить их первой. 
 
Дальше были другие певцы — у кого-то получалось лучше, у кого-то хуже, но я была адресатом, который получал его песни сразу. Он всегда говорил: «Это Дита споет». Не могу объяснить, почему так выходило, видно, была между нами какая-то незримая симпатия: Оскар относился ко мне, как к дочке.
 
Совсем недавно я была на одной передаче, где Оскар Борисович, уже совсем пожилой, давал интервью и снова неустанно отзывался обо мне добрыми словами. Мне кажется, что в наше время такие слова забыты, теперешние люди не умеют так искренне восторгаться и благодарить других. Это был настоящий творец, настоящий композитор, последний из могикан, талантище от Господа Бога, самородок, поэтому его песни будут жить еще очень долго.
 
 

 

jordans for sale ebay

рубрика: